Momento Amore Non Belli

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Momento Amore Non Belli » Прошлое » Дипломатия есть искусство обуздывать силу.


Дипломатия есть искусство обуздывать силу.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Время: ближе к вечеру; спустя несколько лет после стажировки мистера Селвина.
Место: Министерство Магии
Участники: Sebastian Selwin, Irma Black
События: Пойман преступник, не являющийся гражданином Британии. К делу подключают молодого специалиста из отдела магического правопорядка, а также главу международного магического сотрудничества.

0

2

Заурядная серия убийств. Преступник, как предполагается, маг с маниакальными наклонностями владеющий черной магии. Именно поэтому выйти на него было весьма сложно. Скрываясь за темными артефактами, мало известными в Британии, он был практически неуловим.  Но сегодня редкая удача возникла. Во время осмотра места происшествия был задержан арабский контрабандист. При обыске, в карманах мантии иностранца были найден артефакт схожего действия. А значит есть вероятность выйти и на преступника. Ведь если араб не был связан с ним напрямую, что маловероятно, артефакт был достаточно редким, то покрайней мере мог дать наводку, кто нынче торгует подобным и не у него ли отоваривался уже знакомый маньяк. По хорошему, оба дела следовало сдать аврорам. Но имея особо «теплое» отношения к аврорату и некоторым знакомым из аврората, мистер Селвин решил во что бы-то ни стало, разобраться в ситуации самостоятельно.
Еще раз осмотрев материалы дела о серийных убийствах, Себастьян подал письменное прошение начальству направить его на данное расследование вместе с отделом международных магических отношений, которые, как стало известно, не слишком довольны тем, что в дело вмешиваются силовые структуры. Тем не менее, как и говорилось ранее, упустить возможность и проигнорировать проверку фактов он не мог себе позволить, поэтому едва получив ордер, молодой человек уверенным, быстрым шагом направился в сторону отдела международного магического сотрудничества. Не долго пришлось искать нужную дверь  и оказавшись на пороге кабинета главы отдела,  Селвин слегка поклонился, больше было похоже, что просто кивнул головой и выждав не больше двух секунд, подошел к женщине с огненно-рыжими волосами вручив ей ордер подписанный самим министром магии. Благо его собственный начальник позаботился о том, чтобы глава отдела не предложила молодому хит визарду съесть этот ордер на месте и больше никогда не пересекать порог ее кабинета.
- Здравствуйте, мадам Блэк. Разрешите представиться, хит-визард Себастьян Селвин. Прибыл с целью расследования дела о запрещенном артефакте. – Сохраняя дистанцию регламентированную этикетом, маг замолчал выжидающе воззрившись на миссис Блэк и уже мысленно анализируя, будет ли проблемным данное сотрудничество, и если да, то насколько?

+1

3

Театр Ирма считала развлечением, но действо, происходящее на сцене, редко могло вызвать у неё что-то помимо ироничной усмешки. Нет, разумеется, игра актеров, как и всегда, будет безупречна, и декорации, без сомнения, порадуют глаз, а бессмертные произведения достойно представят мастера своего дела. Не признать изысканности и красоты, не отдать вполне залуженных почестей, будет не только неприлично, но и несправедливо. Однако, миссис Блэк по своему опыту знала, что слишком многие из виденных ею театральных постановок, по накалу страстей и близко не подошли к тому, что творится на других подмостках, именуемых Министерством Магии. Впрочем, несмотря на сей факт, театром Ирма старалась не пренебрегать, ведь он все еще отлично служил другим целям, которые она преследовала. Именно поэтому, она и оказалась сегодня здесь, поскольку «Федра» обещает стать не менее захватывающей, нежели представление, которое дает аристократия Туманного Альбиона, не без увлечения наблюдая ослепительное сияние фальшивых улыбок и фамильных драгоценностей, в незначительной степени подпорченное новыми лицами: людьми другого сорта, сумевшими выбиться «из грязи в князи». Ни для кого не был секретом, что любое закрытое общество, не слишком охотно впускает в свои ряды чужаков или подвергает свои убеждения метаморфозам (что уж говорить о таком привилегированном круге, как чистокровные маги), поэтому, отделить зерна от плевел и хорошенько изучить публику, было несложно, даже несмотря на тот факт, что зал полон, и, словно накипью, наполовину скрыт женскими шляпками, различной степени экстравагантности и вычурности.
Ирма слегка прищуривается и равнодушным взглядом скользит по «заядлым театралам». Они предпочитают держаться вместе, прекрасно понимая, что здесь им поодиночке не выжить. «Броню» они подобрали достойную: швы на их одежде – наилучшего качества, а сама одежда может похвастаться новейшим фасоном, но обладатели этой «амуниции», прекрасно понимают, что как бы они не старались скрыть свое происхождение, им не удается перестать походить на белых ворон, ибо натура дает о себе знать и беззастенчиво сквозит, прорывая напускное. Взять хотя бы то, что все атрибуты своего благополучия держатся в пределах досягаемости: трости с массивными серебряными набалдашниками у мужчин лежат поперек коленей, а трехцветные лайковые перчатки они сжимают в кулаке даже когда аплодируют, не ведая, что при этом приобретают вид человека, забивающего до смерти беспомощного грызуна. Надо отметить, что на это в высшей степени забавное зрелище, люди, сознающие собственное недосягаемое для этих белых ворон положение, реагируют именно так, как и должно – не обращая никакого внимания. И правда, неужели кто-то смел надеяться, что появление «среднего класса» (так меж собой называют подобного рода людей министерские работники), нарушит привычный порядок вещей? Что ж, если так, этот кто-то чрезвычайно наивен. Пресыщенная элита, представленная дремотными от скуки лордами и леди, да молодыми людьми, которым не терпится упорхнуть на другие увеселения, стараясь перекрыть шум и гам обсуждающих погоду и общих знакомых, как ни в чем не бывало и на разные лады хулят представление, которое они даже не видели. Почти идиллическая картина. Прерванная, к слову, весьма беспардонным образом. 
− Миссис Блэк! – Ирма неторопливо оборачивается на голос, ожидая увидеть услужливого театрального работника, который, узнав её, предложит проводить главу одного из крупнейших отделов Министерства Магии, к ложе, которая всегда находится в распоряжении любого, кто носит фамилию благороднейших и древнейших. Однако, взору ведьмы предстает совершенно другое. Мальчишка-стажер, коих в Министерстве полно, ловко пробираясь сквозь толпу, устремляется к вопросительно взиравшей на него рыжеволосой даме. В его руках – послание от её секретаря, с просьбой срочно оказать помощь в расследовании серии убийств, где возможно замешан нерезидент Великобритании, коем хватило глупости попасться с поличным именно на территории Соединенного Королевства.
Что ж, почему, собственно, нет? Во-первых, в гостиных и салонах каждого чистокровного семейства назавтра будут обсуждать какое рвение и усердие проявляет Ирма, готовая (шутка ли!) пожертвовать вечером в театре только чтобы рядовые граждане могли спасть спокойно, ведь их страну и их интересы на международной арене защищает представительница дома Блэк. Во-вторых, связи лишними не бывают, и если молодой стажер соответствует привычному кругу общения ведьмы, то сотрудничество может быть выгодным для обеих сторон. В-третьих, Ирме скучно, и она не прочь скуку развеять. Благо, можно воспользоваться камином.
Женщина успевает стряхнуть с парадной мантии порох, как дверь в её кабинет отворилась и на пороге возник тот, с кем, судя по всему, ей придется работать на благо отечеству. По крайней мере, на это очень тонко намекал ордер, подписанный самим министром магии.
− Рада нашему знакомству, мистер Селвин, − произносит ведьма. Ей представляться нет нужды, а потому, мадам Блэк предпочитает перейти сразу к делу. – Задержанный не желает вести разговор на английском. Это его право, − точнее, прихоть, отказать в потакании которой пока не представляется возможным. –К счастью, я свободно владею французским, на котором обвиняемый согласился беседовать со следствием. Если Вам угодно, мы можем провести допрос в моем кабинете, или где-либо еще, − добавляет Ирма. Ей и правда это не важно, в отличие от араба, который более охотно заговорит, видя перед собой очаровательную рыжеволосую леди с безупречными манерами да при парадной мантии, которая ко всему прочему еще и глава отдела международного магического сотрудничества.

+1

4

Разумеется, прежде чем явиться так просто к главе отдела, молодой оперативник все-таки навел справки про ту, с кем предстояло работать. Чтож, не смотря на с первой секунды безупречную манеру держаться, Селвин был уверен, что слухи про властный волевой характер этой дамы очень близки к действительности. Чего стоили только эти правильные черты лица, безупречная осанка и спокойный, оценивающий взгляд, словно миссис Блэк моментально оценивает объект и видит в нем каждый изъян. Разумеется, это только предположение хит-визарда, которого порадовал тот факт, что миссис Блэк, вместо лирического отступления на тему о неправильном времени визита, сразу перешла к делу. Волшебник только едва заметно кивнул в знак согласия и выдержав небольшую паузу, будто обдумывая услышанное, ответил.
- Наш отряд будет вам крайне благодарен, миссис Блэк. – Медленно, с расстановкой ответил Селвин, словно четко действуя по уставу, и нарочито ставя легкие намеки на эмоциональный окрас там, где это нужно.  При этом, не смотря на высокий статус огненновласого чиновника, молодой человек не особо робел, придерживаясь строго делового стиля. – Если вы желаете выступить в роли переводчика, тогда целесообразно провести допрос в департаменте магического правопорядка.«Не стоит захламлять другие помещения грязнокровным отбросами общества…» мысленно закончил маг. Разумеется, свои экстремистские взгляды он никогда не высказывал на работе, да и вообще предпочитал об этом тактично умалчивать, выжидая подходящего момента. Достаточно высокий, поджарый молодой человек с военной выправкой облаченный в невзрачную форму рядового хит-визарда, сидящего на нем как с иголочки, вряд ли своим видом явно демонстрировал представителя одного из древнейших и благороднейших семейств из списка двадцати восьми. А невзрачный серебряный медальон с вкрапленными изумрудами и родовой буквой «S», был тактично скрыт под рубашкой и даже цепочку трудно заметить в застегнутых на все пуговицы одеждах. В остальном исключительно стандартная экипировка, выдающая свою дороговизну и безупречное качество только при более детальной рассмотрении.
- Но я, как представитель отдела, считаю что стоит подать прошение на родину подозреваемого, об официальной выдаче. Тогда за сим, наш отдел вас больше не потревожит и будет работать с подозреваемым более подходящими для этого методами. – Что мог силовик иметь пол словосочетанием «Подходящие методы» в отношении подозреваемых, сомнений не вызывало. Выдав относительно длинную, занудную речь, молодой маг словно по стойке смирно остался стоять на месте выжидающе воззрившись на миссис Блэк.  Волнение? Нетерпение? Даже не смотря на серьезные амбиции, самообладание и гордость не позволяли Селвину проявить даже мельчайший намек на лишние эмоции.

офф

Прошу меня извинить за тормознутость и столь куцый пост. Обычно на 3-м кругу пишу уже больше.

Отредактировано Sebastian Selwyn (2015-10-04 02:19:50)

+1

5

Селвин предлагает провести допрос в отделе магического правопорядка, и у миссис Блэк нет никаких причин не соглашаться. Секретарь Ирмы тут же получает указания связаться с представителями отдела и передать им распоряжении доставить обвиняемого туда, куда сотрудники сочтут нужным. В этом отношении она полностью доверяет коллегам. Теперь можно коснуться вопроса о выдаче, в частности того, почему глава отдела международного магического сотрудничества, обладающая всеми нужными рычагами, связями и влиянием до сих пор не позаботилась об этом и не получила согласие французских властей. Ведьма опускается в свое кресло, жестом указывая на стул напротив и тем самым приглашая мужчину последовать её примеру.
− Подобное прошение было бы логичным следующим шагом, но на данный момент оно невозможно, − невозмутимо и твердо произносит мадам Блэк. – По неофициальным каналам мне была предоставлена информация о том, что выдать нам этого араба скорее всего не пожелают. Наш обвиняемый, весьма занятой человек и разыскивается не только почти по всей Европе, но даже в Африке и Южной Америке. И так уж случилось, что Германия, к примеру, готова оказать французам некоторые услуги дипломатического характера, если те выдадут его им. Италия готова отказаться от некоторых притязаний, оставшихся еще со времен Второй Мировой. Испания тоже что-то обещает, но все это не столь существенно. Существенно то, что Британия не может предложить ничего. Совсем ничего. Несложно догадаться, что Франция отнюдь не в восторге, поэтому мы тянем время и делаем бюрократические препоны еще большим кошмаром, нежели они являются на самом деле, − многие, к слову, сомневались, что такое в самом деле возможно, однако, очень скоро поняли, что всей это неповоротливой и насквозь проржавелой машине все еще есть куда падать (или расти). – По той же причине, мы пока что вынуждены терпеть капризы подозреваемого. Если кто-то прознает о плохом с ним обращении, французы потребует отдать им их гражданина, а затем перепродадут его подороже одному из своих европейских партнеров. Откровенно говоря, Европа и сейчас пытается выставить все так, будто его держат не в следственном изоляторе, а уже в камере Азкабана. Но как бы ни старались репортеры, никаких доказательств их словам и заказным статейкам по-прежнему нет.
Ирма, наконец, делает паузу, давая мистеру Селвину переварить услышанное и осознать, что оных быть и не должно, а значит  использование тех самых «более подходящих методов» пока недоступно. Никаких пыток или прочих силовых методов решения проблемы задействовать нельзя по одной простой причине – пока с треклятым арабом обращаются сносно, он предпочтет Британию, а не каменные мешки, которые будут ждать его на родине. Сейчас крайне важно не давать Франции лишнего повода, в который можно вцепиться, подобно голодной кошке, изловчившейся отыскать рыбьи потроха. Поймать добычу в силки – дело непростое, но еще более сложное – удержать оную там. Себастиан сам хит-визард, да к тому же оперативник, который прекрасно понимает, как тяжело отлавливать мерзавцев, рискуя своей жизнью, и как не хочется отпускать их на свободу после всего того, что было сделано, просто потому, что поганцам повезло со связями, гражданством или адвокатом. Подобные вещи, увы, не редкость в их отечестве. Отбросы общества, разумеется, получают по полной программе, за них заступить некому. А вот высокопоставленным чиновникам и просто высокопоставленным в пищевой цепочке, всегда удавалось уходить от ответственности. У неё самой не было секретов, которые могли бы стоить как минимум карьеры, но лишь потому, что миссис Блэк, будучи грамотным организатором, могла запутать следы так, что сам Мерлин ногу сломит. А может и шею, если уж совсем не повезет. На желавших заглянуть за ширму благороднейших и древнейших это действовало отрезвляюще. Если таковые и находились, то очень скоро понимали бессмысленность затеянного предприятия. Однако, в отличие от Дон Кихота Ламанчского, пытавшегося одолеть ветряные мельницы, осознавали, что исход сего сражения более чем предсказуем, а итог записан в известном произведении.

+1


Вы здесь » Momento Amore Non Belli » Прошлое » Дипломатия есть искусство обуздывать силу.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC