Momento Amore Non Belli

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Momento Amore Non Belli » Архив незавершенных отыгрышей » Кто не умеет улыбаться, не должен заниматься торговлей.


Кто не умеет улыбаться, не должен заниматься торговлей.

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Время: 23 декабря, 1978г.
Место: магазин "Флориш и Блоттс", Косой переулок.
Участники: Walburga Black, Irma Black, Lenora Lovegood.

http://se.uploads.ru/t/4Gx7y.jpg

0

2

Вот уже практически месяц она работала на одном и том же месте, а ее еще даже не пытались уволить.

Безмерно редкие двурогие нарвалы, наверное, от удивления вымерли все как один, и посему магическому миру грозили экологическая и экономическая катастрофы, но Леноре было все равно - первый "новорабочий" мадраж прошел, предрождественский как-то тоже, предсвадебный вообще решил залечь в спячку до поры до времени... В общем и целом, ничего не предвещало беды, а настроение было подозрительно хорошим.
Даже новый завоз книг о "Полезной пище для похудания: самомножащийся пророщенный ячмень, том 3 (как выжить после обеда)" не слишком докучал самопроизвольно появляющимися дублями самого себя - копии книг были обыкновенными иллюзиями, и, с громким хлопком появляясь, с ним же и исчезали, более никоим образом не выдавая своего присутствия.

До Рождества оставалась всего пара дней, и атмосфера во "Флориш и Блоттс" была зашкаливающе праздничной. Те поверхности, кои не были заставлены бесконечными стопками книг, были умотаны в разнообразного рода украшательства: наколдованные светлячки, гирлянды из еловых веток, перевязанные ленточками тематические книги, иллюзорный снег, пропадающий еще до того, как достигнет голов посетителей... Последних, к слову, было много - кажется, поговорка "книга - лучший подарок" была вечной, не менее вечной, нежели предпраздничные вопли "О Мерлин, я забыл купить подарки!!" Они толпились, клубились, шумели страницами, шуршали мантиями, чесали языками и в целом вели себя ожидаемо паникующе, с выпученными глазами бегая промеж полок и перетягивая промеж собой продавца, посоветовать, подсказать, помочь, найти, отойти, не мешать, не отсвечивать...
Это еще что - в Сочельник будет хуже. Да и за час до закрытия магазина практически все они разбежались кто куда - и наступила блаженная тишина.

Освоившаяся  в роли "девушки с книжками", Нора, за прилавком уткнувшись носом в сборник мифов и легенд древних волшебников Латинской Америки, время от времени палочкой поправляла рождественскую гирлянду с магическими свечами - за сегодня она отцеплялась уже столько раз, что девушка уже всерьез опасалась, что непроизвольно сколданет невербальную версию заклинания Вечного Приклеивания, и тогда ей точно несдобровать: вряд ли хозяин оценит круглогодичное праздничное настроение в магазинчике. Без посетителей магазинчик ей нравился больше, чем с ними - да и вообще, скоро конец рабочего дня, можно будет идти домой... Все последние дни были одним большим форс-мажором (пусть и ожидаемым) - причин устраивать настоящий у судьбы не было совершенно.

+2

3

Зимний предрождественский день бессильно отцветает, вспыхивая напоследок яркими красками. Переспелое яблоко солнца лежит на линии горизонта, расцвечивая розовато-оранжевыми узорами остекленевший тонкий наст, и морозный хрустко-ломкий воздух полон крошечных снежинок.
Миссис Вальбурга Блэк критично просматривает только что вышедший номер “Практики зельеварения” и молчит; за окном ресторана “Альтаир” - медленный, печальный снегопад, под который не минусы в принесенном кофе и номере журнала надо искать, а вдохновенно слушать ломкую, незатейливую мелодию, рождающуюся в недрах старой музыкальной шкатулки - этим наверняка сейчас заняты поголовно все дамы её круга.
Но пора - у неё ещё масса дел, и одно из них совершенно рядом!
Оставив на столе пару сиклей, ведьма выходит на улицу и довольно жмуриться белым хлопьям - падает снег, и Косой переулок превратился в сахарный город, воздушный, сверкающий и хрупкий в своей пушистой красоте. Так и хочется подставить ладони снегу и едва спускающимся сумеркам, окутывающим эту землю.
Спустя пять минут она входит в книжный магазин “Флориш и Блоттс”. О, сколько воспоминаний с ним было связано, и всё здесь чинно и неизменно – и старый массивный прилавок, и потёртые кожаные кресла в углу, и комоды с сотней крошечных ящиков, и полки, и стеллажи. И книги, больше всего, конечно, книги.
Как говорят, каждый колдун выглядит на столько, сколько он пережил и сколько прочитал - если не знает продвинутого зельеварения, конечно же! – но судя по нервной толпе внутри магазина, магическая общественность мигом решила восполнить все эти пробелы. Впрочем, она вскоре стала расходиться, видимо сообразив, что эта затея бессмысленна. И в магазине стало тихо.
- Добрый вечер. – стараясь ничего не задеть своей украшенной гладким блестящим мехом мантией, ведьма подходит к стойке и спрашивает. - Подскажите, в наличии есть что-нибудь из списка?
С этими словами она протягивает пергамент девушке за прилавком напротив. При ближайшем рассмотрении в нём можно распознать и популярную у стажеров Аврората “Молчание без Силенцио: пятьдесят отличий “Петрификус Тоталус” от “Ступефай”, и редкую “Окклюменция-легилименция. Том 1,2. Начало практики”  Огюстена Руквуда, и уж совсем раритет  “Родовая магия: каждому свое” Ксексуса Мрачного.
Вальбурга еще бы добавила сюда “Запрещение ингредиенты для Зелий. Отредактированное издание от 1960г.”, но такую книгу стоило искать вовсе не в Косом переулке, и оглашать свои намерения в такой день нет никакого желания.

Отредактировано Walburga Black (2015-03-18 20:32:36)

+1

4

Ты пойдешь налево,
А может быть пойдешь направо.
Ты ведь королева,
Ты имеешь право
На любой ход. ©

Сложно сказать, почему именно сегодня Кошке вздумалось поиграть с мышками. Вполне возможно, причины такой щедрости крылись в грядущем Рождестве, а призрачная надежда, которую питают репортеры, надеющиеся на комментарии главы отдела международного магического сотрудничества относительно некоторых событий, происходящих на мировой арене – её подарок акулам пера. Королеве позволительно порой самостоятельно раздать милостыню беднякам. Впрочем, с этих будет довольно и намека на оную. Не то они обнаглеют и начнут требовать все больше и больше. Миссис Блэк не могла позволить себе быть настолько щедрой. А потому, заметив преследователя, Ирма мгновенно сворачивает с бульвара, углубляясь в лабиринт улиц, как можно чаще меняя направление и нередко возвращаясь, чтобы удостовериться, что журналист действительно проглотил наживку и решил проследить за ней. Уловка не нова, но эффективна – поведение, которого выбрала придерживаться ведьма, присуще скорее добыче во время облавы, пытающемся обратным следом запутать ловчих. Еще один её дар – пусть неизвестный начнет думать, будто это он – охотник, загоняющий дичь по следам, кои вот-вот будут присыпаны свежевыпавшим снегом.
Она кружит по кварталу, жужжащему, подобно растревоженному улью, где жители словно боялись возвращения в силу порядков средневековья, когда давались сигналы о тушении на улицах любого источника света. А ведь они успели заключить далеко не все запланированные сделки! Миссис Блэк лишь усмехается и продолжает пробираться с одной улицы на другую, оттуда – на третью и четвертую.
Когда начали спускаться сумерки, что в это время года начиналось примерно в пять вечера, Ирма пересекла очередную улочку. Спустя несколько мгновений, миссис Блэк явственно услышала звуки доносившейся перебранки, затеянной между репортером и весьма напористой ведьмой, требовавшей оплатить какую-то чепуху, приглянувшуюся джентльмену. Оная, судя по всему, привлекла внимание ровно в тот момент, когда рыжеволосая леди оборачивалась, дабы удостовериться, что за неё все еще следуют.
Она сделала еще один круг, огибая несколько лавок и минуя еще несколько переулков. Пройдя еще ярдов тридцать, перед мадам Блэк предстала развилка, где улица разветвлялась, расходясь вправо и влево, словно бы две ветви литеры V. Ирма выбирает правую ветвь, после чего, спустя еще несколько десятков ярдов, перед ней вновь встает выбор, куда идти: направо или налево.
Она взглянула направо. Улочка проходила между какими-то строениями, не то сараями, не то амбарами, и заканчивалась тупиком. В глубине этого глухого переулка можно было ясно разглядеть высокую белую стену. Она взглянула налево. С этой стороны улочка была открыта и приблизительно через сто шагов вливалась в ту улицу, приток которой собой представляла. Туда миссис Блэк и решила отправиться. Узкий проход привел её из Лютного в Косой переулок, после чего незаметно скользнула в первую попавшуюся дверь, поскольку рядом с магазином (коим оказался «Флориш и Блоттс») прогуливался мужчина с колдокамерой. Возможно, это было простым совпадением, а возможно и нет. В любом случае, попадаться ему на глаза не в парадной мантии Ирме не хотелось. Опять шум, треск и Мерлин знает что. В лавке же, где был лишь один покупатель, стояла блаженная тишина, нарушаемая лишь властным голосом, который не узнать было невозможно.
− Вальбурга?

+1


Вы здесь » Momento Amore Non Belli » Архив незавершенных отыгрышей » Кто не умеет улыбаться, не должен заниматься торговлей.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC