Momento Amore Non Belli

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Momento Amore Non Belli » Архив незавершенных отыгрышей » Нелепо, смешно, безрассудно, безумно...волшебно!..


Нелепо, смешно, безрассудно, безумно...волшебно!..

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://s1.uploads.ru/i/F5zCu.png

- Почему ты смеешься?
- Просто. Мне смешно.
- Почему?
- Я подумала о нас и о наших отношениях.
- И?
- Разве не смешно? Мы с тобой и вместе...
- Мы же не вместе...
- Правда? Это легко исправить!
- Шутишь? Ты и я?
- А почему бы и нет?

Emmeline Vance & Regulus Black. July 1979

0

2

- Вэнс! Стоять! Куда направилась? Рабочий день еще не закончен!
- Я еще вернусь! А может, уже и не вернусь! Завтра все доделаю! – со смехом помахала она рукой своему почти начальнику, получив в ответ бормотание, в котором можно было разобрать нечто вроде «когда-нибудь она доиграется, и я ее уволю к соплохвосту!»

Надев соломенную шляпу и схватив свою отнюдь не маленькую сумочку, Эммелина уже бежала к лифту, чтобы покинуть министерство. Все это выглядело безумно, да и как по-другому оно могло выглядеть, если речь шла о встрече с ним? Такие странные отношения кого угодно могли выбить из колеи, а им это нравилось. Нравилось задевать друг друга, постоянно шутить, выливать друг на друга воду из вазы с цветами и устраивать фейерверки из лепестков, дожидаться друг друга после работы и портить и поднимать обратно настроение по нескольку раз за вечер. Вы знаете, эти двое были действительно безумны. Хотя в их отношениях было такое искреннее желание жить, которое совершенно не стыковалось с войной, которая окружала их. Они были не друзьями, не врагами, не влюбленными, а кем-то, кто просто не может больше представить день без подкола другого, без едкой шуточки или язвительной короткой записки, без двухчасового спора или совместного блуждания по маггловскому Лондону. Они как-то не думали о том, кем являются друг для друга, просто говорили и делали то, что хотели. Вот такие необычные…друзья?
Улыбаясь каждому сотруднику министерства и ловя на себе то недоуменные, то возмущенные до предела, то такие же улыбающиеся взгляды, Эммелина буквально слетела в Атриум и умчалась прочь из этого места. Забежав в попавшийся по пути цветочный магазин, она купила одну красную розу, но даже на выбор ее она потратила минут десять, не меньше. Без труда найдя в кошельке маггловские деньги, в которых она разбиралась не хуже, чем в волшебных галеонах, она расплатилась с удивленным продавцом, отдав даже больше, чем было нужно.
Щедрость – это вообще в ее духе. Она не терпит, когда посягаются на ее собственность, будь то деньги, вредноскоп или маленький плюшевый мишка, однако она готова отдать последнюю монету ребенку или просто неизвестному бродяге. Она может купить цветы у бедной торговки в переулках Лондона, а потом ходить и раздавать их всем встречающимся ей людям, но если у нее что-то украдут – о, поверьте, недаром она аврор! – она догонит мерзавца, огреет сумкой и парой бойцовских приемов и с хохотом вернет свое добро. Чувство удовлетворения разольется по ее нутру, ведь она достигла своей цели, а это для нее главное.
Долго ли, коротко ли, но добралась Эмм и до того переулка с невзрачным, вечно закрытым магазином. Без труда войдя внутрь и оказавшись в небезызвестной больнице имени Святого Мунго, она помахала привет-ведьме, которая ее уже выучила благодаря частым визитам мисс Вэнс. Даже не спросив разрешения, она бодрым шагом направилась по лестнице на четвертый этаж, угощая проходящих мимо целителей шоколадом. Кажется, не все впечатлились ее добротой, но некоторые к ней так же привыкли, как к чашке крепкого кофе по утрам.
Ординаторскую она нашла без труда, но входить не решилась. Ее безумно веселое настроение подсказало ей устроить засаду, возле двери. Натянув шляпу пониже на глаза и превратив купленный ранее цветок в элегантную шпагу, она поджидала жертву, потешая своим видом как целителей, так и их пациентов. Ничего, и не такое еще увидите, господа!
Как только дверь начала открываться, Эммелина обнажила шпагу и направила ее на стажера.
- Защищайся, негодяй, или я отправлю тебя в гости к великому Мерлину! – низким хриплым голосом произнесла она, размахивая шпагой. Легонько ткнув ею Регулуса в бок (о не переживайте, шпага была не заточена), она превратила ее обратно в розу и вручила своей жертве. Расхохотавшись, она сняла шляпу, раскланялась и утащила Блэка обратно в кабинет, не позволив принять следующего пациента.
- Долго тебе тут еще работать, мой милый друг? – спросила она, садясь в кресло и обмахиваясь шляпой. – А то я хотела украсть тебя прямо из-под носа этих несчастных людей… Это очень эгоистично, да?
Они не привыкли вести друг с другом серьезных разговоров. К чему они, если между ними вообще все несерьезно?
- Может, поступить совершенно не по-вэнсовски и нагло увести тебя…куда-нибудь?
Она встала с кресла и, как истинный джентльмен, убрав одну руку за спину, протянула вторую Регулусу.
- Позвольте мне пригласить вас в тихий и уютный ресторан, дабы отужинать со мной?
И какой соплохвост дернул ее разыгрывать всю эту комедию? Вообще-то ей было просто смешно и совершенно безразлично, будет ли Регулус поддерживать ее настроение или же пошлет к тому самому Мерлину, чтобы не мешала работать. Нет уж, ее отсюда никакой метлой не выгонишь, даже самой скоростной метлой!

0

3

Он всегда верил в них и надеялся. Это же так просто, правда? Наплевать на то, что больно и обидно, на то, что подчас язык без костей — и у него, и у его друзей. На то, что и смерть, в общем, ходит под ручку.
Он улыбался и верил, просто, как верят все дети. Он точно знал, что Мерлин спит на благословенном Авалоне, а прекрасная леди Моргана все так же правит им. Вот так, как и все, даже самые самые скептики, в глубине души.
А еще он твердо знал, что Санта-Клаус живет на Северном полюсе, и никакая снисходительность, насмешка или разговоры разуверить его не могли.

Он любил забываться, танцевать и смеяться. Это знали все, только иные думали, что он не чувствует боли. Чувствует.
Но не сейчас. Сейчас ему не хотелось.

Ему очень хотелось спать. Безумно. Он опять взял двойную смену, а та как-то незаметно перешла в тройную. И он уже как то подумал, а не многовато ли он на себя взял?
Всего лишь стажер.
Он выполнял не самую приятную и интересную работу, и совсем не потому, что так уж горел желанием стать выдающемся целителем.
Просто очень не хотелось домой.
Туда, где он не просто «Эй, ты, стажер!», а, всех вас, его светлость, лорд Регулус Арктуру Блэк.
Он уже возненавидел свое имя.

Регулус не хотел опять играть в эти грязные игры, которые все почему-то называют жизнью. Бред.
Это не жизнь. Всего лишь дурацкая, подлая сущность людей.
Здесь о ней можно не вспоминать, перебрасываясь шутками и подколками с иными стажерами — даже с Эванс, с ума сойти! И ведь раньше не приснилось бы и в страшном сне.
А теперь они прекрасно ладят.
Лучше, чем с братом.

А брата хочется побить. Безумно.
Только Регулус учится не вспоминать о нем и о его словах. Вот только не умеет.
И только больше злится.
Но это все равно его брат.

А все фразы и предложения короткие, рубленные. Ему это не нравится, но он снова улыбается.
И берет краски, рисуя красным и оранжевым. А еще зеленым и синим. Любым, кроме черного и серого.
Он совсем потерялся в своей жизни. Блэк мог лишь улыбаться. Сквозь хрустальные осколки своей жизни.
Ему совсем немножко надо подождать и все будет хорошо.
Обязательно будет.

Ведь все совсем не плохо.
Теплым солнышком сияет Глиннис, холодным снегом колет ехидный Барти и так тепло от снисходительной улыбки Шейлы.
Друзья.
А еще есть Вэнс. Не понятно только, кто она ему. Яркое пятно, кроваво-красная роза на темно синем небе.
Она забавная и красивая. Хотя он почти не видит этой красоты, ему просто нравиться ее поддразнивать, смотреть на улыбку и улыбаться в ответ. Просто она ярко и колко светит в глаза, что взгляд не отвести.

Регулусу не хочется грустить. Блэку хочется Рождества и Нового Года. Любимые праздники в году, когда радуются все — и каждый. Когда в воздухе радостная суетливая бодрость, когда можно просто бродить по городу, любоваться цветастыми витринами и прекрасными украшениями. Пить глинтвейн, улыбаться и по-настоящему верить, что мечты еще сбудутся, и все будет хорошо.

Он любил это время. А на деле — просто обожал.

Регулус буквально уронил голову на сложенные на столе руки. Он действительно перегнул палку в этот раз, что даже мисс Нэрн не слишком мягко велела ему отправляться отсыпаться.
Впрочем, отсыпаться можно не только дома. К Барти нагрянуть, что ли?
Правда, ему и самому сейчас было жутковато смотреть в зеркало.
Такой вот не до конца убитый вампиряг. Но вампир симпатичный, не отнять.
Хм, ну, он на то надеялся.
И пришлось вставать (примерно с третьей попытки удалось), плестись к двери, старательно снося все по пути. Ну, мозг на половину спит, чего ж такого?

Никогда! Никогда не тыкайте в полусонных людей всякими предметами! Особенно, в военное время. Особенно, похожими на волшебную палочку.
Хорошо, что Регулус никогда не был воинственным человеком. И хорошо, что не видел ничего зазорно в том, чтобы увернуться, а не кидаться с саблей наголо на неведомого противника.
Машинально дернувшись в сторону, Блэк здоровски так заехал локтем по дверному косяку. Хорошо хоть, что за последние двое суток это стало настолько привычным, что локти даже не особенно болели. Видимо, смирились с неизбежной неуклюжестью Регулуса.
И, насколько до Блэка доходили разговоры о дочке Меды, это было семейное. От кузины он, кстати, успешно прятался уже который день.
Вот чего-чего, а разговоров по душам ему сейчас явно не надо. И так в излишке.
Воззрившись, наконец, на ярко-радостный объект повышенной опасности Блэк выдал:
- Вэнс! Отшлепаю!

Он никогда не умел реагировать на нее адекватно. Не умел говорить комплиментов без двойного дна или поздороваться без насмешки.
Он мог запутаться и решить, что день рождения у вас в июле, когда в сентябре и радостно принестись, потрясая подарком и возмущаясь, что никто не празднует. А мог уйти тихонько в уголок и просидеть там весь вечер.
Это было неважно. Важно, что этим двоим было интересно вместе.
И Регулус даже четко помнил, когда у Эммелин день рождения. И даже купил ей подарок на него, но широко шагая через Гайд-Парк он злился на самого себя.
Кулон — это слишком скучно, тривиально и банально, будь он хоть трижды прекрасен. И плевать, что Блэк точно знал, что эта вещь для Вэнс будто специально сделана. Будь он сейчас у воды, сгинуть этой побрякушке в реке или озере, и плевать на камни и на изящно выполненную надпись «Em», на все плевать.
Не то. Дух не тот, смех не тот.
Фальшивка.
И на редкость мрачное настроение. Такое, знаете, мрачно-веселое, хотелось делать гадость и строить мерзкие рожи прохожим.
Рег ненавидел подарки без души, и ему все казалось, что его — такой и есть. А какого черта он так волнуется из-за какой-то гриффиндорской полукровки Блэк даже не понимал.
Волнуется — и все тут, хоть ты тресни. Именно ты, а Регулус сам себе еще целый нужен. И относительно невредимый.
Небо было ясным, ветер легким, солнышко — приятным. И все же, Регулус Блэк дулся на весь мир.
Как оказалось, дулся не один он.
Ибо был истошный мяв.

Регулус рассеянно повертел несчастный цветок в руках. Внезапно и очень светло улыбнулся, мельком подумав, что неплохо бы зайти за мазью. Он весь уже такой ушибленный, дальше некуда.
- Прелесть моя, эти несносные люди выставили меня спать. Отнесешь меня в постельку? Тебе за это еще и приплатят, милая, - он склонил голову, заглядывая в лицо, близко-близко, но внезапно рассмеялся и вручил цветок проходящей мимо Мириам Страут. И лишь раскланялся на шутливое «ай-яй-яй» от целительницы.
Ему здесь было хорошо.
И несносная аврор каким-то образом, невероятно гармонично вписывалась в атмосферу. Не так, как обжившаяся уже здесь Гриффитс, но невероятно тепло и уйютно.

А котенок был серым с ободранным ухом и невероятно умильно-хулиганистой мордой. И, на удивление спокойно, дал взять себя на руки.
Регулус поднял маленькое существо к своему лицу и улыбнулся. Он уже знал, и потому что котик уже запал ему в душу, протоптался маленькими грязными лапками и уютно устроился в сердце. Блэк иногда был очень легким на подъем и чувства, он понимал, что с котейкой у них мгновенное взаимопонимание.
Рей аккуратно нес его, разговаривая тихонько с комочком счастья всю дорогу. Он просто не допускал мысли, что кому-то кот может быть не нужен, не по карману и вообще аллергия.
Он же прелесть.
Блэк был совершенно счастлив.

Он все еще смеялся, когда ответил:
- Это как раз совершенно по-вэнсовски, Вэнс. Не притворяйся тихоней, - и потянул ее к выходу. Нечего стоять в коридоре и мешать людям работать. Да и правда, не дай Мерлин, мама заявится разыскивать сыночка, вдруг и этот сбежал?
- Ресторан? Тихий-уютный? Где ты такой найдешь? В Лондоне-то? Магическом? А опять по маггловскому три часа гулять я не согласен! Я хочу спать-есть-спать, ну, можно еще и ванну. Хотя это можно и после «спать», - Регулус мимоходом поправил Вэнс прическу.

Регулус никак не мог привыкнуть к звонку Вэнс. Слишком пронзительный, высокий и вообще неприятный.
Блэк уселся на общую лестницу у квартиры и тихонько гладил котенка. Тот мурчал и смотрел умными и безумно хитрыми глазами. И Блэк как-то даже забыл, что ему должны были открыть дверь.
Он с недоумением смотрел на не слишком-то довольную Вэнс в шикарном розовом платье*. И чем недовольна? А платье просто изумительно, особенно, когда девушка босиком.
Блэк легко вскочил и, не слушая, что именно там ворчит Эммелин поцеловал ту в носик, вручая представителя кошачьих.
- На. Тебе. Дарю, расти большой, не водись с грязнокровками, не позорь фамилию и дальше по списку, - он широко улыбался, вспоминая длинные и пафосные речи матушки перед вручением подарка. - Ну чего ты такая недовольная? И почему так одета? Разве я забыл предупредить? Ну-у-у, забыл и забыл, с кем не бывает!
Он залетел в квартиру, болтая и болтая, хозяйничал на кухне, крикнув лишь «собирайся!», заваривая чай и нетерпеливо собираясь ждать добрые часа полтора. И только хитро улыбаясь на все вопросы, отвечая только «Надо» и «Понравится, обещаю».
Держись за воздух, Вэнс, а про кулон он вспомнил только провожая даму до дверей. Или немного дальше?

- И да, мне интересно, откуда ты знаешь дорогу на Авалон? - Блэк остановился в холле, улыбнулся и заметил. - Не думай, что я не заметил оговорку про Мерлина, и сама ты негодяйка.
Он притворно надул губы, но долго не сумел держать хмурую мину.
И вообще, Регулус чувствовал, что если остановится хоть на секунду, то свалиться на месте.
Поэтому он крутанул Вэнс, как в том аргентинском танго, куда их как-то занесло...
- Веди меня, о суровый аврор!

*Вспомним Однажды в сказке, первую серию

+1

4

Они весьма странно смотрелись вместе. Это какая-то горькая ирония судьбы, что посреди войны эти двое встретились и не смогли пройти мимо друг друга. Они были настолько разные, что вообще сложно предположить, что они могли сойтись.

Он – представитель благороднейшего и древнейшего рода.
Она – полукровка с дедушкой-магглом, рано овдовевшим и спившимся под конец жизни, и бабушкой, которая до сих пор считает магию сродни фокусам.
Он – слизеринец с меткой на левом предплечье.
Она – гриффиндорка с незримой отметиной феникса на горячем сердце.
Он – мудрый ребенок, видящий мир со своего отстраненного ракурса.
Она – живущая в центре событий, порой глупая и порывистая.

Но как будто этим они и зацепились друг за друга – своими различиями. Быть может, если бы не началась война, они бы так и проходили мимо друг друга, не обращая внимания или же крутя пальцем у виска, каждый считая другого странным. Они бы не нашли никаких точек соприкосновения.
А парадокс войны распространился и на них. Как радиоактивная зона.
И вот Эммелин смеется, едва ли не истерически, наблюдая за слишком сонным Регулусом, которому по-хорошему сейчас только и нужно, что хорошо поспать. Смеется, забывая, как это все нелепо, когда еще вчера вечером кто-то был убит в перестрелке, кто-то ранен и был доставлен именно в это место. Место, где некоторые обретают вторую жизнь, а некоторые прощаются и с первой.
Она не вспоминает об этом, закрывая всю тяжесть войны смехом – отличной броней, которую, однако, так легко разрушить…
Она просто, наконец, обнимает его, сдержанно и мягко – только чтобы не уронить. И ведет за собой, держа под руку.
- И не придется нам три часа гулять! Я такое место для нас нашла – тебе обязательно должно понравиться! Оно такое…ну…словом, для нас! – слов явно не хватало, да и не хотела она его описывать. Сам увидит, сам поймет. Должен понять.
Конечно, с ее-то умением ориентироваться в городе можно ходить и пять часов, ведь иногда она не в силах найти местечко буквально перед ее носом. Однако в этот раз она специально несколько раз пыталась дойти туда из разных точек. Ну, не будем говорить, сколько времени это заняло, но она надеялась, что ее старания были не зря!
- На Авалон? Уу, да я куда угодно тебя заведу! Ты же знаешь, я порой в такие места попадаю, когда задумаюсь о чем-то, что потом и не знаешь, в нашем это мире происходит или нет, - она наигранно вздыхает и улыбается.
Они выходят из госпиталя, и она начинает болтать кучу всякой чепухи о том, что произошло за последнее время у нее на работе. Она знает, что Регулусу это вряд ли интересно, но ведь он же не против послушать ее, верно?
Вот сегодня одного стажера Грюм едва ли не разубедил идти в авроры, заявив, что с его медлительностью его успеют триста сорок девять раз убить, прежде чем он достанет палочку.
А другой устроил полный бардак в их отделе взмахом одной только палочки.
А третий провалил эксперимент «не пей из чужой фляги» и поплатился за это диким расстройством желудка.
Ее рассказы такие живые и обыденные, как будто это просто – работа. Как и у него работа – просто лечить людей. Люди всегда получают травмы и ранения, хоть от купленных по незнанию ядовитых цветов или от чересчур любвеобильных питомцев, которые весьма своеобразно выражают свою любовь. И защищать этих людей тоже надо всегда – мало ли какие дурные мысли порой залетают в голову!
И она успешно делает вид, как будто ничего особенного в их жизни не происходит.
Хотя стоп, она сама по себе – особенная. Их жизнь, когда они вместе.

Они прошли мимо очередного бездомного черного котенка и едва сдержались, чтобы не взять его с собой. Она прекрасно помнила, как однажды Регулус подарил ей серого котенка. И он до сих пор, бедняга, жил со своей непутевой хозяйкой, которая появляется дома не так часто, как хотелось бы. Но зато он – ее повод вернуться домой. Теперь у нее есть этот маленький пушистый комочек, который ее ждет. И как этот Блэк угадал, что это именно то, чего ей так не хватало? Да, они весьма странная пара. И пара ли?..

Остановившись в каком-то переулке, Эммелину охватил приступ паники.
- Я же пыталась запомнить, как туда идти, честно-честно пыталась! – она ускорила шаг, все еще не теряя надежду найти кафе именно здесь. Следующий переулок – та же история. И еще один.
Однако когда она уже почти отчаялась найти свое заветное место меньше, чем через пару часов поисков, оно внезапно открылось ей.
- А я уже и не думала, что найду его! – радостный возглас Вэнс заставил Регулуса обратить внимание на сие заведение. Оно было скромно оформлено, однако встречались какие-то необычные сочетания цветов, странноватые абстрактные рисунки на стенах и все было какое-то будто потрепанное жизнью. – Ну, как тебе? Тебя срочно надо накормить, а то мне уже страшно на тебя смотреть!
Она поскорее усадила его за один из ближайших столиков, вручив меню, и села напротив, наблюдая за ним.

0


Вы здесь » Momento Amore Non Belli » Архив незавершенных отыгрышей » Нелепо, смешно, безрассудно, безумно...волшебно!..


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC