Momento Amore Non Belli

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Momento Amore Non Belli » Архив незавершенных отыгрышей » Апрельские настроения


Апрельские настроения

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Je t'aime, je t'aime
Comme un fou comme un soldat
Comme une star de cinema
Je t'aime, je t'aime
Comme un loup comme un roi
Comme un homme que je ne suis pas
Tu vois, je t'aime comme ça

Действующие лица: Alastor Moody & Dorcas Meadows
Время и место: Министерство Магии. Конец апреля 1978-го.

Не хватает духа заговорить с тем, кто нравится, - сделай хоть пару снимков себе на память!

0

2

Они стояли в пустом коридоре. Седовласый мужчина в костюме-тройке что-то искал в своих записях, пролистывая большой блокнот, а девушка мастерила из пояса своего плаща для него удавку, в красках представляя, как набросит ее, скажи он ей еще хоть одну гадость.
- Ты понимаешь, какая на тебе лежит ответственность?! - бубнил пожилой журналист, - Если бы Берни не заболел, тебя бы здесь не стояло.
- Да-да, - протянула девочка нараспев, - Вы бы лучше доверили съемку вашему лабрадору. Спасибо за оказанное доверие и лестное сравнение с вашим псом!
- Ты не обижайся..! Но это министр. А ты у нас молодой специалист, неопытный и...
Медоуз нарочно сверкнула вспышкой, ослепив старого брюзгу.
- Нужно было проверить. Все профессионалы так делают, серьезно!
Сьемки министра прошли без приключений, и на время интервью Доркас отправили "погулять". Перспектива снова сторожить дверь главы магического сообщества ее не прельщала, помимо того, возвращала к сравнениям с псом ворчливого коллеги. Потому, выстояв там ровно пять секунд, Доркас отправилась на поиски старых знакомых в располагавшийся неподалеку Аврорат. Стук ее удаляющихся каблучков незамедлительно коснулся ушей журналиста по ту сторону двери, и он в мыслях пообещал доложить о ее непокорности руководству сразу после возвращение в редакцию.
Трезво оценивая свои коммуникативные навыки и привязанность к своей скромной персоне бывших коллег, Медоуз и не ожидала, что ее бросятся встречать шумной радостной толпой бесстрашные авроры, однако пара человек, тех, что рады были ее видеть, все же обнаружилась. Поздоровалась и вернулась к своим делам. Один лишь Праудфут подскочил со своего места и проявил искренний интерес к ее появлению. Они успели проговорить минуты три прежде, чем он срочно потребовался начальству. Предложив леди свое рабочее место и попросив его обязательно дождаться, Праудфут умчался на зов руководства, а Доркас опустившись в его кресло, принялась изучать обстановку.
Здесь ничего не менялось. Даже люди. Все, казалось, так и сидят на тех же самых местах с тех самых пор, как она ушла, словно никуда не отлучались. Абсолютно все. - подобрала она спешно прядь волос за ухо и тут же выправила его обратно, вспомнив мать, любившую приговаривать, какие большие у нее уши. А ты уже и забыла, что он тут работает..! Маневры ее замечены не были. Аврорат кипел своей обычной бумажной деятельностью. Один лишь мальчик-стажер, решил развлечь леди, и перегнувшись через стол, спросил:
- А вы раньше здесь работали?
- Да, было дело.
- Я - Майк.
- Доркас.
- Здорово, - улыбнулся он. Но не нашелся больше, что еще сказать и неловко вернулся к своим бумажкам.
В иной раз Медоуз бы сама поддержала беседу. Без лишней скромности похвалила бы его брови и попросила разрешения его сфотографировать. Но сейчас зеленые ее глазки то и дело устремлялись совсем в другую сторону. И мальчик-стажер нисколько не мог ее заинтересовать, как и его чудесные брови.
Он сидел на том же самом месте. Человек, который когда-то вызывал у едва выпускницы Медоуз совершенно неподобающий леди восторг, который впрочем она никогда не позволяла себе выпускать наружу. Ей хватало духа не отводить глаз, когда он встречался с ней взглядом. Ей хватало храбрости заговорить с ним порой, но ни за что она бы не выдала секрета, что сердце ее каждый раз бьется маленькой птахой в груди, готовое вырваться. Никто не видел, как в тот единственный раз, когда он похвалил ее, прежде чем выйти за дверь, уходя с работы, она скакала по аврорату от избытка чувств еще минуты полторы, пока за этим занятием ее не застал Бартемиус Крауч.
Аврорат остался где-то очень далеко, его со временем сменил Орден, но отчего-то в этой "неформальной обстановке" подойти к нему и завести разговор оказалось еще труднее. Отчасти потому что он обычно находился где-то рядом с Дамблдором и прочими старшими, вдали от остальных, которых общались более свободно, отчасти потому что в замкнутом пространстве и узком кругу ее внимание к нему оказалось бы еще заметней. Глупо же она будет выглядеть, если даст другим повод думать, что она за ним бегает. Все больше приходилось довольствоваться созерцанием.
А он сидел тут как ни в чем не бывало. Все такой же красивый и притягательный. Доркас Медоуз была не из тех, кто робеет в присутствии противоположного пола, но этот конкретный рыцарь ее сердца не очень располагал к панибратству, с которым она привыкла затевать новые знакомства. Сфотографируй его! - выдало внезапно ее бессознательное. - Это неудобно! - С каких пор?!
Пальчики ее потеребили ремешок фотоаппарата, висевшего на шее.
Не-е-ет, духу тебе на это не хватит. Подходить к незнакомым людям на улице - пожалуйста! А к Нему...Кто посторонние люди на улице и кто Он?! Ух! Так..! Размышляем здраво! Умеем? Умеем! Тебе уже не семнадцать, Доркас Вирджиния Медоуз! Гриффиндорка ты или мышь?! Он тебе нравится, ты уже не ребенок, и ты с ним больше даже не работаешь. Соберись, трусиха! Не на свидание же приглашаешь! Всего лишь сделать фотографию. Потому что. Он. Красив. И все. Никто же тебя за это не ударит. Попробовать всего лишь. Вот прямо сейчас! Ну!
Пальчики ее взяли привычно фотоаппарат.
Здорово! Откроешь крышку объектива и ты герой!
Открыла. Изучаем потолок. Какой белый потолок! Никогда не видела таких потолков...Безнадежная! Соберись! Соберись, мышь!

Едва не зажмурившись, она подалась вперед и поставив локти на рабочий стол Праудфута, направила свой фотоаппарат на мужчину. Слепить его вспышкой было бы совсем бестактно, потому довольствоваться пришлось затвором.
Щелк. По телу ее пробежала приятная дрожь от волнения и гордости за свое бесстрашие.
Еще один раз щелкнуло нутро фотоаппарата, когда Он обернулся.
- Я осмелилась вот...У вас такое выражение лица, и скулы...очень красивые.
Те, кто сидели не очень далеко, откровенно позабавились такими восхвалениями Грюма и предвкушая его реакцию, но Медоуз и ухом не повела.
- Вы же не против?! - улыбнулась она, включив все свое обаяние.
Ей только и нужно было, что пара фотографий. Да побороть свой страх. Стоило это сделать, как дышаться стало заметно легче.

+1

3

Это был самый обычный день в аврорате. Впрочем, нет, если бы все дни были наполнены таким обилием совершенно никчемных бумажек, которые составляют какие-то кретины по приказу такого же начальства, он бы давно сошел с ума. Как было бы прекрасно свалить это задание на подчиненных, а самому отправиться заниматься по-настоящему важными делами, но нет, они ведь требуют везде его почерк и его подпись! Бумажные рабы, чтоб их...
Его начинало все раздражать. Мало того, что, как ему казалось, он занимался никому не нужной работой, так еще и ему не позволяли подготовиться к завтрашнему новому набору стажеров. Что за день, скучнее сложно было придумать. Скримджер, ну все теперь, жди потрясающий вечер с потоком брани.
Он отшвырнул от себя стопку заполненных бумаг и потер переносицу. Срочно кофе...
- Саммерс! - окликнул он того самого молодого стажера Майкла, с которым только что беседовала Доркас, чего он вовсе не заметил. - Принеси мне кофе!
И только он поднял свой грозный взгляд, дабы ускорить и так немедленную реакцию на его слова, как послышался щелчок. Этот ненавистный журналистский щелчок фотоаппарата, который вечно мешал ему работать. Он обычно сопровождался тучей дурацких вопросов, на которые от него обычно не могли дождаться вразумительных ответов. Не меняя позы, Аластор перевел взгляд на нарушителя его покоя и на потенциальную жертву своего настроения.
- Я осмелилась вот...У вас такое выражение лица, и скулы...очень красивые.
Он чуть опустил голову, продолжая пристально смотреть на Доркас. Впрочем, уголок его губ еле заметно дрогнул. Несмотря на то что он оставил ее реплику без внимания и комментария, это отнюдь не значит, что он ее не заметил.
- Что ты здесь делаешь, Медоуз? Неужто решила вернуться в нашу аврорскую обитель? – спросил он ее ровным, но все еще недовольным тоном, и немедленно занялся перекладыванием каких-то папок на своем столе. Так и хотелось их все швырнуть со стола, ух! Мешаются, лежат, не пойми зачем. Пусть Скримджер сам с ними разбирается, не его это работа. Захлопнув одну из папок, он отодвинул ее и снова взглянул на Доркас.
Она улыбалась. Как-то слишком тепло, что ему стало даже немного неуютно.
- Вы же не против?!
Он откинулся на спинку стула и ответил не сразу.
- Ты же знаешь, Медоуз, что я это терпеть не могу. Но сделаем вид, что я не слышал этого мерлинового щелчка.
Он смотрел ей прямо в глаза. Его весьма сложно было смутить, но в этой ситуации было что-то особенное. Глаза у нее были какие-то особенно счастливые. И он…даже не сорвался на ней. Не хотелось. И эта затянувшаяся пауза со взглядом глаза в глаза была, пожалуй, даже интимной.
Кто-то из сотрудников, кашлянул, видимо, почувствовав какую-то неловкость, и Грюм перевел на него взгляд.
- О чем мечтаем, Боунс? Или работы тебе мало? Я тебе сейчас еще подкину, не поверишь, насколько я щедрый! – рыкнул он на него, почувствовав невероятное удовлетворение. От того, что излил свое раздражение на подчиненного? Или же…от того, что появился повод отвлечься от Доркас?
Он быстро взглянул на нее снова, и тут примчался Майкл с его кофе. Видно было, как он спешил, даже не успел перевести дух. Удовлетворенность лишь возрастала.
- Спасибо, - он взял стакан и сконцентрировался на кофе.
Несмотря на формальную обстановку, эта внезапная встреча с Доркас была слишком неформальной. Что за вольности вообще? Как он это все ей позволяет?
Они вообще-то виделись относительно часто, даже после того как она ушла из аврората. Он даже не знал, почему она ушла, да и не задумывался никогда. Просто заметил однажды на столе Скримджера ее заявление об уходе.
Они встречались на собраниях Ордена, но практически не разговаривали, тем более он не задерживался там дольше необходимого времени. Иногда сталкивались на заданиях, но в боевой напряженной остановке он заботился не об их разговорах и отношениях, а о том, чтобы она вернулась с задания по крайней мере живой.
Заботился о ней так же, как и обо всех остальных. Ведь эти юные идиоты так и лезут в пекло, забыв об осторожности. Неужели они думают, что их жизни ничего не стоят? Ничего не стоят для него?
Да каждый из них был для него на вес галеонов.
И она в том числе.
Он никогда раньше особенно не выделял ее особенно среди других молодых орденцев. А сегодня она заставила обратить на себя внимание.
Но на данный момент проще было убедить себя, что не происходит ровным счетом ничего необычного.

+1


Вы здесь » Momento Amore Non Belli » Архив незавершенных отыгрышей » Апрельские настроения


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC