Momento Amore Non Belli

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Momento Amore Non Belli » Прошлое » Звездные, поздние, чуждые


Звездные, поздние, чуждые

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Бесконечной пустотой
Вы дышать с тех пор привыкли
Ваши легкие горят
В вязком воздухе земли

http://media.giphy.com/media/hxOZ8kJtC2dk4/giphy.gif
В ролях. Андромеда уже_Тонкс и Регулус Блэк.
Июль 1979. Госпиталь им. Св. Мунго, ночное дежурство.

+1

2

вновь у судьбы меняются планы
с неба вернулся брошенный камень
было одним, стало другим.

Все очень быстро закрутилось – и вместе с тем, ничего не происходило. Это было странное, слегка бесящее и очень дезориентирующее состояние. Хотя, казалось бы, расслабься, плыви по течению и ходи себе на дежурства, учись, лечи, учись лечить и быть вежливым даже с самыми хамскими и нервными посетителями. Но упорное подспудное ощущение приближающейся пакости не отпускало, вцепившись мерзкими, ломкими лапками. И Регулус был растерян. Совершенно не представляя, что делать, отчаянно пытаясь не оставаться дома со слегка – ну, может не слегка – эмоциональной мамой и ее требованиями. Проще было здесь.
С такими же бестолковыми, частью абсолютно невоспитанными и совершенно нетактичными собратьями-стажерами, с совершенно обычными проблемами, флиртом и привычной руганью на политику – на всю. Особенно, когда после очередной стычки притаскивают людей, а смена уже третья. Нет, право слово, нигде больше не увидишь такого переплетения проклятий, последствий боевых заклинаний и просто общей неуклюжести.
Но  Мерлин и всего его дракклы! Это становилось – слишком – обыденно. Просто данность, с которой ничего не сделаешь, даже не поставишь в угол главных хулиганов. Углов не хватит, элементарно. И именно поэтому все было страшно, насколько просто и каждодневно.
Когда-нибудь, это пройдет. Уйдет ощущение потерянности, уйдет привычка улыбаться в ответ на все и скрывать от матери любимую девушку. Потому что эльф – самая прекрасная в мире Элспет Эббот не бывшая невеста брата Диена Гэмп. А Регулусу говорить не о чем с мисс Гэмп, ему душно рядом, и даже улыбка – натянутая, фальшивая, отчаянная.
Это ловушка. Туманная, тесная и сухая. С каждым вздохом кислорода все меньше, но дышать мало, осторожно нельзя. Невозможно, потому что на зло. Потому что иначе и смысла нет. Регулус потерялся. Улыбчиво и очень тихо. Он пытается успеть – и теряет. Время, мысли, лица. Те, которые из прошлого и которые, быть может, будут потом.

в этой картине сгущаются краски
искренне любят, но терпят фиаско
что-то опять случилось в раю.

Регулус ее не узнал. Ни сразу, ни потом. И даже фамилия «Тонкс!» - не та, она не напоминает, она иная. Ее так мало, чтобы вспомнить. Ее так много, чтобы забыть. Тонкс – девять лет, вплавившись в нее, звучит так привычно. И нет ни одной ассоциации.
Тонкс – целитель, и Регулус восхищен. Целительница производит впечатление, у нее хочется учиться, но понять, что это Андромеда просто невозможно. Андромеда родная, теплая. Она пахнет печеньем и карамелью. Кузина, сестра. А целитель – метка в замечании, говорит по делу и знает, как оборвать зарвавшихся целителей и пока еще не совсем. Он бы влюбился, если бы уже не был влюблен. Слава Мерлину за это.
Регулусу было девять тогда, едва-едва девять. Сейчас ему восемнадцать. И снова – едва-едва. Половину жизни он не видел сестру. Регулус растерянно улыбается Уиллу, не понимая, о чем он говорит. Андромеда? Предатель? Кузина? Тонкс?
Тонкс?!
Андромеда.
Не узнал, ну надо же. Регулус мотает головой, улыбается хулигански и только разводит руками. Ну да, я дурак, но ты все равно придурок, Уилл. У тебя дежурство закончилось, зачем в госпитале торчишь? И вообще, пора делать обход, а у меня ведь наш «любимый» пациент, который всегда чем-то недоволен. Так что с семьей после можно разобраться, под шоколадку с пирожками.
Пол жизни – это очень много. И слишком мало.
Регулус все так же восхищается целителем Тонкс, улыбается пациентам, рассказывает сказки и рассовывает апельсины по всем углам пятого этажа госпиталя святого Мунго. Потому что апельсины могут исправить все, что исправить вообще возможно. Ну а нет – пахнут они тоже замечательно. А что у «любимчика» всея отделения на них аллергия, то просто приятная случайность и в палате у него их нет. И ходить по этажу совсем необязательно, лежите на постельке и лечитесь.
Ночные дежурства – особое время. Вечно что-то случается, но в то же время тихо, спокойно. Почти философски. И даже противный старикашка мирно спит. А в комнате для целителей, случайно, нет никого кроме целителя Тонкс. И угораздило же Регулуса прийти именно сейчас и именно сюда.
Он не знает, что можно сказать. Неловко, что не узнал. Может, обидел. Но все же, это кузина. И Регулус не привык отказываться от семьи и плевать, что чернеет у него на предплечье.
- Привет, - он садится перед ней и протягивает апельсин. – Я тебя не узнал, представляешь?
В конце концов, они оба все равно Блэк. А это диагноз и что-то общее.
Регулус улыбается сбежавшей кузине. 
жить не спеши, не сдавайся, не меняй на гроши
разгорится и погаснет в ночи
безвоздушная тревога

+2

3

Чашка с горячим чаем опускается на стол и выдает свое волнение чередой суетливых кругов.
- Прости, я не должен спрашивать, но я однажды сгорю от любопытства и будешь ты дежурить с горкой тлеющих и неудовлетворенных углей.
Андромеда смеется. Негромко, но искренне.
- Как ты решилась тогда?
Почему-то, даже спустя много лет, она безошибочно понимает, о чем пойдет речь. Забавно, что столько лет спустя, кому-то еще интересна история влюбленной девчонки. Забавно, что время сотворило из этого целый подвиг. Едва ли не благородный, и дикий в своей иррациональности.
- У тебя было все и..!
- Что? - иронично ведет бровью Андромеда. - Деньги?
- Деньги трудно, но можно заработать, - отмахивается ее ночной собеседник, - Все. – настаивает он, волею случая имея вполне объективные представления о мире старинных магических семейств, в отличии от глупых медсестричек, которые сочиняли о ней удушливо романтичные сплетни в семидесятые. - …Блэки - могущественный род..!
- И посмотри, что от них осталось! - гневно перебивает Андромеда. - Регулус мертв, Сириус и Беллатрикс в Азкабане...и я не знаю, какая из участей хуже. Если это расплата за могущество и блага рода Блэк, нет несчастней семейства.
- Так ты сбежала от родового проклятья?
Она бы вскинула гневный и гордый взор в былые времена, но сейчас ее максимализм доживает свое почтенным пенсионером. Она уставится в одну точку и улыбнется какой-то потусторонней безумной улыбкой.
- От него нельзя сбежать...
Она конечно будет шутить. Но она будет ждать своей кары.

Славный мальчишка, младший, ее любимчик. Смышлёный не по годам. Он еще в раннем детстве научился не спорить. И порой был мудрее их всех. Должным образом он научился принимать как данность любые обстоятельства и мнения.
Андромеда перестала существовать, как такие же авантюристы до нее. О них не вспоминали, о них не говорили. Не произносили их имен. Карали забвением, холодным и бездушным. Оно порой страшнее ненависти.
Она была удивлена его выбору. Но так и не смогла определиться, приятно ли. Казалось бы, наконец перестали склонять в этих стенах проклятую фамилию, к которой она уже давно не имела ни какого-либо отношения, ни уж подавно каких-либо притязаний. Не хватало ей новой волны интереса к диковинному аттракциону – Блэки-альтруисты. Впрочем, возможно, она слишком много о себе думает и переоценивает общественный интерес к вывалившимся на всеобщее обозрение скелетам далеких им семейств.
Она не ждала горячих объятий, и не ждала презрения. Она столь прозорливо не ждала ничего. И ровно Ничего и произошло с обоюдно позабытыми родственниками. Это Ничего кротко кольнуло самолюбие и было в лучших традициях принято за должное. Но на пару секунд она была заворожена тем, каким он стал.
За пару недель ее тихие восторги и удивление забылись. Забылись вместе с робким волнением, что однажды она заиграется в их Не_знакомство и внезапно он обрушит на нее некоторое количество воспитания Вальбурги, достаточное для того, чтобы потешить местных зевак. И она даже решила для себя, что не даст тогда спуску мальчишке. Это так в духе его_лишь_теперь_семьи, когда воевать проще, чем проявлять что-то более миролюбивое и мудрое. Но забылись и эти смехотворные планы не случившихся сражений.
Он просто был здесь. И благо, был все так же мудр и выше всех этих склок и неврастеничных методов доказывать всем и вся что-либо. А она не ранимая фиалка, чтобы зачахнуть от равнодушия. Они сработаются.
Потому его появление она тактично оставит без внимания. Не станет смущать взглядом и докучать вниманием. Но поднимет свой решительно внимательный взор, едва он направится к ней. И пару секунд потомит молчанием, после его приветствия. Пока в глазах не сверкнет теплотой хитрая улыбка.
- Да оно разговаривает! - не зло дразнит она Регулуса. Принимает апельсин и подбрасывает его вверх, чтобы поймать двумя руками. - Так сильно изменилась? -закусывает она нижнюю губу.

+2


Вы здесь » Momento Amore Non Belli » Прошлое » Звездные, поздние, чуждые


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC