Momento Amore Non Belli

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Momento Amore Non Belli » Будущее » Не мигают, слезятся от ветра безнадежные карие вишни


Не мигают, слезятся от ветра безнадежные карие вишни

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

...Возвращаться - плохая примета,
Я тебя никогда не увижу.

http://i.imgur.com/JtDyTKO.gif

Действующие лица: Тед и Андромеда Тонкс
Время и место: Июнь 1997-го. Дом семейства Тонкс.

http://media.giphy.com/media/bS3IFjuTUYcp2/giphy.gif

Отредактировано Andromeda Tonks (2014-06-07 13:21:37)

0

2

Сотни тысяч лет нам мыкать поровну
Мне и тебе
Всё, что не склевали злые вороны
В нашей судьбе...

….Он ждал Ее в одном из скверов не далеко от дома. Их место. Андромеда обыкновенно проявляла чудеса пунктуальности, сказывалось воспитание, однако сегодня ее задержка откровенно напоминала опоздание. Теодор Тонкс  наматывал тридцать восьмой круг вокруг несчастного тиса. Уже будучи уверенным, что Она не придет, что задержали дела, родственники, встречи, что-там непременно важное и аристократическое, он не прекращал ждать. Потому что надежда вещь невероятная, неугасающая. Потому что неусидчивый магглорожденный мальчишка уже и дня не мог представить себе без иногда чересчур важной и серьезной своей девчонки.
И Тед не уходил, он не мог просто так уйти. Иногда ему казалось, что он рыцарь, который должен спасти ее из логова дракона. Иногда ему даже виделось, как он врывается в это самое логово, побеждает всех и наступает священное «долго и счастливо». А потом он вспоминал, что это вовсе никакое не логово дракона, а ее родной дом и какова же будет радость если он примется крушить какие-нибудь ее любимые вазочки, статуэтки, ну или что там обожают аристократки.... И тогда выкидывал эти мысли прочь из головы, заходя на сороковой  круг.
А ведь это самое «долго и счастливо», что если без всяких логов и огнедышащих тварей… Было бы здорово….

…Но юный Тед Тонкс вовсе не знал, что на самом деле будет так здорово, что он и дышать-то свободно сможет, только когда Она рядом. И уж тем более не мог себе представить, что какому-то не иначе как много раз падавшему и ушибавшемуся головой волшебнику взбредет уничтожить всех нечистокровных, всю грязь. Что однажды у алтаря Андромеда произнесет: «Да!», но Тед до того будет волноваться, что вовсе этого не услышит, только увидит, как шевелятся ее губы, а после традиционного поцелуя только прошепчет на ухо новобрачной: «Миссис Тонкс», и от того какое-то горячее довольство разливается в груди, что когда она едва слышно фыркнет: «Мистер Тонкс», Тед будет готов лопнуть от распирающего его счастья. А еще в этом «долго и счастливо» будут погромы, исчезновения, громкие смерти и ужасная «черная метка» на каждой второй колдографии в Пророке, и после этого он будет читать только Придиру, а еще ужасно до сведенных суставов бояться. Когда Дромеда будет носить под сердцем их дочь, то будет до того трепетно относиться к чистоте, что  в панике из их дома сбегут все микробусы, а самого будущего отца будут снаряжать тряпками и метелками, каждый вечер, лучше бы он ночами за диковиной едой бегал в самом деле… А где-то там в другом мире, что будет царить за кристально чистыми занавесками их дома, дети будут играть в войну, упоенно разрушая все и вся вокруг, ломая палочки и людей. Появится на свет самый чудесный на свете ребенок, сумасшедший волшебник исчезнет, все пойдет своим чередом, а они все также будут мерить шагами их Лондон. Тонксы…
… Из мыслей его вырывает чей-то звонкий и не очень-то довольный голос.
-Тонкс! Ты уснул, пока я извиняюсь?
-Ты пришла! – его лицо озаряет широкая задорная улыбка и не смотря на все ее протесты, юноша сгребает Андромеду Блэк в объятия, чтобы отпустить через долгую минуту и, оглядев волшебницу, хитро заметить: - А ведь похоже я ошибался, ты вовсе не пришла, ты сбежала… Успев ограбить по дороге сказочную принцессу! И мне, честно говоря, абсолютно все равно во что бедняжка сейчас кутается, ты выглядишь потрясающе! Постой, не надо благодарностей… Ведь я тоже даром времени не терял… - не иначе как по мановению волшебной палочки в его руках появляется довольно чудноватая, но задорно-подходящая юноше шляпа. – Только я обещал Безумному Шляпнику, что верну ее до полуночи, потом она превратится в тыкву… или он превратится… нет, что-то я кажется напутал…
-Ты болтун, Тонкс!
- Каюсь, грешен, - он берет ее за руку. – Пошли?
-Пойдем, ты обещал мне приключения.
- Разве я когда-нибудь не сдерживал свое слово, красавица?!
И они двинулись вперед по одной из улочек…

…И уж точно ни  никогда не взбредет в голову ни юному, ни уже знавшему все это Теду, ни его возлюбленной, что тот волшебник Которого-Нельзя-Называть и его страшные слуги вернутся и словно в кошмарном сне, вся эта уже не война, а бойня завертится вновь. Приобретая невиданные до селе масштабы.
Облавы на  «магглов незаконным путем завладевшими волшебными палочками» начались, когда их дочь объявила, что ждет ребенка. Нет, вы только представьте, он Тед Тонкс, дедуля. Никакие иные обращения будущего внука, он не желал и представлять.
А потом в Косом Переулке стали закрываться лавки, его была одна из первых. Он лишился почти всех клиентов. Удостоверился в том, что счет в Гринготтс у них с женой по-прежнему общий и попытался забыть о том, что существует какой-то магический Лондон. Но с каждым днем это становилось все сложнее и сложнее. Он мог неизменно отшучиваться, но в глазах поседевшего мужчины была неизменная тревога.
Тед знал, что ничего не будет грозить ни Андромеде, ни Нимфадоре, когда в дом явятся егеря. Ничего кроме того, что его бравая девочка ринется защищать собственного отца, что в ее положении совершенно неуместно. А они непременно явятся и все, что мог мужчина это собрать походный рюкзак своего младшего братца.
На душе было дико, скреблись не кошки вовсе, а крысы. Он так и не сказал своим девочкам, верил, что так будет лучше, нутром чуял – пора. Но не мог подойти к двери и сделать чертов шаг.
-Миссис Тонкс.
- Мистер Тонкс.
Они шутливо раскланиваются друг с другом и смеются в унисон, вместо того, чтобы как положено танцевать первый танец. Вспыхнет вспышка фотоаппарата, чтобы навсегда на колдографии в гостиной, которую спешно покинет взрослый волшебник, остался именно этот момент.
А уже позже кто-то из гостей, кажется Уизли, бесцеремонно на правах лучшего друга прервет их.
- Эй вы, Тонксы! Сделайте хоть что-то как положено молодоженам… разрежьте торт!

+2

3

- А если обманет?! Сгоришь!
- Сгорю. Но вспыхну. А тут чадишь, чадишь...

Ленты в волосах, шелк и туфельки из бархата, красивое детство. Андромеда преступно долго не знала иной красоты, кроме выверенной, спланированной и тщательно вымученной. И еще дольше вовсе не подозревала о существовании красоты совсем иного рода. А этому внезапно даже не пришлось долго учиться. Оно просто однажды оказалось в ней, вместе с какой-то непосредственной и непривычно почти простодушной легкостью, пониманием и не терпимостью даже, а какой-то блаженной, восторженной любовью к окружающему миру. И со всем этим жить и дышать оказалось гораздо легче и веселее, чем с тем привычным набором требований, который взращивают в благородных отпрысках, словно в породистых щенках суровой дрессурой. Тех самых, которые должны были тебя приподнимать над массами.
Без нравоучений и разъяснительных бесед, и без какого-либо труда, юный, беззаботно мудрый и вихрастый Теодор Тонкс однажды научил ее важнейшим в жизни вещам. Тому, что благородство не измеряется богатствами и количеством ветвей на вытканных родословных. Тому, что не нужно быть лучше других, достаточно стараться быть лучше себя.
И первое Рождество в доме, где произрастал прекраснейший из гриффиндорцев и людей, с превышающим все разумные пределы, количеством Тонксов, однажды затмило все другие празднества в ее памяти. Пряным теплом оно разливается в груди и согревает сквозь все года. Что-то изменилось в ней бесповоротно и окончательно в то Рождество. Где-то между тихим, но решительным осознанием того, что в кругу шумного маггловского семейства, которое она, столь упрямо и ревностно взрощенная на идеях ненависти и презрения, видит в первый раз, ей теплей и уютней, чем бывало хоть когда-то в родительском доме, и тем моментом, когда она под изумленным и веселым взором Теда, готового ее спасти, отважно согласилась быть "украденной" дамами семейства Тонкс на кухню для помощи с готовкой, хотя на неведомой Кухне бывала в своей жизни раз семь, случайно, и о готовке имела самые смутные представления.

У подаренного ей на Рождество шарфа безумная расцветка. В нем полно дыр из-за пропущенных петель - у бабушки Теда плохое зрение. Меда застывает на мгновение и разворачивает его так бережно, словно он может рассыпаться в ее руках. Она не сразу осознает, что это было сделано без капли магии, а вспомнив, любовно проводит пальцами по неровным косичкам из ниток, представляя, как старенькие спицы не слушались морщинистых рук. И к горлу почти подступает комок. Она сияет и гордо наматывает его вокруг шеи.
- Ты не обязана его носить - шепчет Тед в хитром маневре, подбрасывая полено в камин.
- Шутишь?! Это лучший шарф, какой у меня когда-либо был!

И этот шарф по сей день хранится в ее комоде. Спрятан, словно самый сильный в этом мире оберег, способный спасти от всех бед. В дни, когда страх забирается под кожу и сковывает внутренности стальными жгутами, врезаясь в плоть, оставляя саднящие раны. Война грузной тварью окопалась в их саду. Где-то совсем рядом, скребется с мерзкими звуками в окна безобразными своими когтями, прячется за углом и отбрасывает уродливые скачущие тени в свете качающегося на ветру фонаря.
И бесстрашной решительной Андромеде когда-то Блэк страшно так, как никогда не было раньше. Она ненавидит замирающие стрелки часов, которые не желают идти быстрее, когда Нимфадора в Аврорате. Больше Аврората Андромеда ненавидит Орден.
В каждом раненном ей видятся близкие и это сводит ее с ума. Она станет первой из Блэков, кто лишится рассудка от тревоги.
Что-то умирает в ней каждый день. Что-то очень важное.
И она боится остаться с этим страхом наедине. Потому что в это самое время благороднейший ее супруг вздумал оградить их от беды. Самым безумным и неподходящим образом.

- Я схожу с ума в те часы, когда не знаю где вы. А ты хочешь оставить меня в этом состоянии на неопределенный срок! – она вдруг становится ниже ростом в этой огромной комнате. Маленькой, субтильной, напуганной и заранее несчастной. Ее шепот звенит и бьется на осколки, вонзается в бархатную тишину гостиной. Нимфадора не должна знать. Бесстрашная дочь одного безрассудного семейства. - Ты не знаешь сколько еще продлиться эта война! Я не намерена стареть здесь без тебя ни одной минуты!
Но она отлично знает, что упрямец не отступится. И в страшном ожидании вот-вот начнет стареть каждый день на один год.

Постель пуста..!
Она выныривает из-под одеяла и несется вниз, в панике уже представляя, как обнаружит пустые комнаты. Но ее рыцарь, благородства в котором больше, чем инстинкта самосохранения, стоит внизу.
Она сбегает по лестнице и едва не сбив с ног, заключает его в объятья. И рук своих она не разожмет, пока он не оступится.
- Ты спятил, Теодор Тонкс, если решил, что я тебя отпущу! Ты обещал разделить со мной жизнь, несносный человек, и твой побег не входил в планы! – больше она не разменивается на шепот, - Мы заведем двенадцать горных троллей, которые будут сторожить наш дом, выроем ров, а я сяду у этой двери и пусть небеса спасут того несчастного, кто решит прийти сюда со злым умыслом. Но ты никуда не уйдешь!
Босая, она не чувствует замерзших ног, и не чувствует собственного сердца. Весь ее мир сосредоточился в горячем его дыхании, обжигающем плечо. И она принуждает себя отстраниться, чтобы вонзить в него последним аргументом взгляд, сверкающих в полумраке, карих глаз.
-Ты прекрасный, храбрый человек. Но я не хочу, чтобы однажды это стало последним, жалким и несостоятельным оправданием тому, что тебя по какой-то причине у меня больше не будет. Если с тобой хоть что-то случиться, Теодор Тонкс, я отыщу тебя везде! Я достану тебя на том свете! Слышишь?! - побелевшие кулаки цепко сжимают ворот его жакета на груди.

+1


Вы здесь » Momento Amore Non Belli » Будущее » Не мигают, слезятся от ветра безнадежные карие вишни


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC