Momento Amore Non Belli

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Momento Amore Non Belli » Архив незавершенных отыгрышей » Хитрость на усмотрение


Хитрость на усмотрение

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Сколько полезной информации может скрывать головка недотепистой и глуповатой на вид потенциальной первой леди всея магического сообщества? Особенно если она растерянно ходит по запутанным министерским коридорам, окончательно в них заблудившись и потеряв надежду отыскать таки нужный кабинет. Так легко начать разговор под предлогом помощи...

Сколько бесполезной информации может выдержать умная голова ученой дамы, не знавшей, подо что она опрометчиво подписываетcя?

Не слишком раннее утро,
коридоры Министерства Магии,
август 1979 года

+1

2

Теплый летний воздух, напоенный садовыми ароматами, вливался в раскрытое окно, у которого, спиной к нему, на кушетке расположилась Ирма Блэк. Ей бы подняться, обойти кушетку кругом и по обыкновению обратить свое внимание на розы, приподнимая опавшие стебли и любуясь тончайшими оттенками розового и зеленого, mais merci, но сие невозможно. Почему? История стара как мир, в чем ведьме предстояло убедиться.
Беды, надо отметить, ничто не предвещало. Беды вообще имели весьма полезное обыкновение обходить Ирму стороной. А если набирались наглости и переступали через порог её кабинета в Министерстве (или не приведи Мерлин заявлялись в поместье), то спустя пару мгновений, выдворялись и перепоручались заместителям, секретарям и прочим людям, знающим как с бедами обращаться. На этом общение с последними заканчивалось. Но судя по всему, в мире все-таки существует справедливость. Поскольку, в один прекрасный день безупречная схема дала сбой.
Началось все настолько банально, что присмотрись Ирма к событиям и обстоятельствам чуть внимательнее, то тут же заподозрила бы неладное. Во-первых, ведьму начинало мучить чувство, странным образом похожее на совесть. Причиной тому был уже видавший виды лист пергамента, с немым укором взиравший на леди Блэк, которая, не желая сдавать, в свою очередь сверлила послание испепеляющим взглядом, лелея надежду, что письмо отрастит конечности, на которых и покинет письменный стол по добру по здорову. Но чуда, что предсказуемо, не произошло. Это значило, что придется подняться с кушетки, кликнуть домовика, чтобы он принес мантию и отправиться в Министерство.
И вот уже во второй раз за утро, стоило бы насторожиться. Потому что Ирму Блэк ни при каких обстоятельствах нельзя было заставить сделать то, что делать ей не хотелось. Она, конечно согласна была участвовать во всех тяжких, но только если это вызовет её интерес и любопытство, а также разбудит воображение. Разговор с мистером Шафиком, тем, кто отправил ей это письмо Мерлин знает сколько месяцев назад, представлял собой что угодно, но только не увлекательную беседу. Диспут должен был быть скучный, предсказуемый и крайне нудный. И закончится также, как и все диспуты, в ходе которых вымогают деньги. Ответом «Нет». И все же, мадам Блэк, стоит перед камином. А чуть позже, шагнув внутрь и бросив горсть летучего пороха, произносит:
− Кабинет заместителя главы магического правопорядка, − волшебница исчезает в зеленом пламени, и вот уже через несколько мгновений, стоит в вышеозначенном кабинете, небрежно отряхивая дорогую мантию.
− Я получила Ваше письмо, − произносит женщина, сразу переходя к делу. – Однако, выкроить время, чтобы заняться решением вопроса, удалось только сейчас. Впрочем, не мне объяснять, сколько времени могут отнимать определенного рода обязанности, мистер…
Ирма, наконец, осматривается, лишь с тем, чтобы лицезреть кислую мину министерского работника, но натыкается на изумленный взгляд светловолосой девицы, заодно замечая, что Шафика тут нет. А должен быть. Тем более, что у него целых два посетителя. Одна из которых Блэк.
И вот он, тот самый третий раз, когда стало понятно, что привычный сценарий размеренной жизни Ирмы, окончательно пойдет прахом. Вместо того, чтобы сказать девице, что страшим очередь надо уступать, а молодым вообще-то полезно гулять и дышать свежим воздухом, волшебница подошла к столу и взглянула в расписание, чтобы узнать имя посетительницы, прибывший раньше Блэк. И раньше Шафика, гиппогриф его дери.
«Ленора Лавгуд? И что же потенциальная первая леди делает в кабинете…» Еще не вполне сформулированный вопрос уже был не нужен. Поскольку ответ на него Ирма знала.
«Наглый вымогатель».
−Миссис Лавгуд, если не ошибаюсь? Меня зовут Ирма Блэк. Я глава отдела международного магического сотрудничества, − женщина невозмутимо опускается в чужое рабочее кресло. – Но почти уверена, что справлюсь с ролью заместителя главы магического правопорядка ничуть не хуже мистера Шафика. А возможно даже и лучше.
«Тем более, что тянуть деньги с тебя не буду».
Мадам Блэк непринужденно откидывается на спинку кресла и интересуется:
− Итак, с какими вопросами или проблемами вы пришли к мистеру Шафику?

0

3

Этот кабинет Ленора нашла с третьего раза, первые два упорно почему-то попадая в отдел управления погодой, который находился вообще на другом этаже. Как так вышло в отделе управления не понимал никто, но сама Нора уже давно перестала удивляться тому, что пространство вокруг нее формируется по каким-то совсем другим принципам, нежели у остальных. Этакая искажающая законы логики и пространства врожденная аура топографического кретинизма. В любом случае, на третий раз найти нужный кабинет в Министерстве Магии - это неслыханная удача, ибо в нем умудрялись заблудиться и гораздо менее склонные к подобному поведению люди, и потому миссис Лавгуд заслуженно гордилась собой. Гордилась она где-то полчаса, смиренно ожидая мистера Шарфика (мнемоника - великая вещь, главное, в разговоре его потом так не назвать). Следующие полчаса она сомневалась в правильности кабинета, еще тридцать минут ерзала на стуле, как на иголках, оленьими глазами смотрела на всякого мимпопроходящего и сомневалась уже в том, что это Министерство Магии, а не маггловский сельхоз магазин или что-то в этом роде. Мистера Шарфика (хватит его уже так называть, отвыкай!) все не было, и это было странно, ибо он ее сам сюда позвал. Ну как "ее" - "их", на самом-то деле, а еще точнее - кандидата в министры и его жену. Ленора предпочла бы явиться сюда с Филом, потому что он, кажется, уже попривык ко всему этому (и, надо признаться, это пугало), но у него как раз в этот день был крайне плотный график. Была бы Нора более подкована во всем этом страшном-политическом, она бы уже тогда в этом поразительном совпадении заподозрила что-то неладное, но жизненно необходимой информацией или хотя бы сплетнями из жизни министерских работников не обладала и вообще в своей специально надетой наиболее официальной соломенной шляпке с ситцевой лентой в мелкий цветочек выглядела тут так же уместно, как пастушка в казематах.
А Шарфик все не шел и не шел.

Зато пришла она.
Во вспышке зеленого пламени в кабинет явилась женщина с умным взглядом и скучающим голосом, очень официальным тоном вещавшая что-то про письма, ровно до того момента, пока не увидела ставшую еще более растерянной Нору. Может, я время перепутала, или пока ждала, попала на другого посетителя..? Впрочем, не успела она еще даже рта открыть, как получила если не все, то хотя бы необходимый минимум ответов. Блэк? Оу...
- Здравствуйте, миссис Блэк - Ленора жизнерадостно улыбнулась и протянула через стол руку для рукопожатия, но быстро прокрутила что-то в голове и убрала конечность куда подальше, снова усевшись на стул и попытавшись занимать как можно меньше места. - Мистер Шар.. Шафик вызвал сюда Кс.. мистера Лавгуда и меня, но, увы, муж сегодня слишком занят другими встречами, и я пришла одна, но мистера Шафика нет уже почти два часа, и я, честно говоря, не знаю, зачем мы ему были нужны, но, наверное, это было нечто важное, раз он настоял, чтобы сюда пришла хотя бы я...

А кстати, зачем ему вообще я? Сия сакраментальная мысль впервые заглянула в Норину голову, вопя и стучась в стенки черепной коробки. И что зам. главы магического правопорядка может хотеть с нами обсуждать, кроме.. А вот эта вторая умная мысль за день заставила Нору резко напрячься и включить мозг во всех смыслах этого выражения, потому что ситуация из неловкой и неудобной стала опасной. И неизвестно, была бы она более или менее опасной, будь здесь тот самый Шафик.
-...потому, наверное, я пойду? Вам же нужно было с ним поговорить, а на нашу встречу он не явился.

+2

4

«Шарфик, значит…»
Ирме девица определенно начинала нравиться. Сразу захотелось сделать все возможное, чтобы её муж стал-таки Министром Магии. Во-первых, хотелось посмотреть, что будут делать сливки общества (дамы, если быть точнее), когда на очередной званный обед первая леди явится в соломенной шляпке. Потому что это непременно спровоцировало бы дам съесть свои головные уборы, вместе со всеми их перьями, цветами и прочими экстравагантными украшениями, либо вместо тех изысканных блюд, на которые благородные леди рассчитывали, либо в качестве десерта. Сама миссис Блэк отдала бы многое, чтобы иметь возможность наблюдать сию картину, живо представшую перед её внутренним взором. Но намного большим, ведьма пожертвовала бы за возможность взглянуть, как вытянутся лица чистокровных аристократов, когда на светском рауте, она назовет Шафиков – Шарфиками. Ирма даже не сомневалась в том, что другие точно также падут жертвами не менее экстравагантных ассоциаций. Навскидку, женщина вспоминает представителей недавно ею виденных семейств, с которыми приходилось разговаривать больше нескольких минут. Краучи, Малфои, Мальсиберы, Лестрейнджи, МакДугалы, Мелифлуа… Было даже жаль, что в голову не залетали мысли по поводу того, как бы так оговориться, чтобы в итоге получилось что-нибудь в подобном стиле.
− Присядьте, миссис Лавгуд, − невозмутимо произносит миссис Блэк. При всем желании последней – на просьбу произнесенное походило мало. Ирма уже прикидывала, не стоит ли как-нибудь пафосно оскорбиться по поводу того, какая нынче пошла молодежь, но передумала. Когда перед тобой молодая женщина, выглядеть старушенцией совсем не хочется. – Рискну предположить, что к главе заместителя магического правопорядка ваш муж, как один из кандидатов на пост Министра Магии, был вызван как раз из-за творящихся беспорядков.
Если юная леди читала газеты и была хоть немного в курсе того, что происходит, то наверняка о них слышала. Начало всеобщему безумию было положено, когда юным идеалистам всей Магической Британии в какой-то момент пришла в голову мысль, которую здравой Ирма не могла бы назвать ни при каких обстоятельствах. Вчерашние школьники удумали, что неплохо было бы развернуть собственное революционное движение, а заодно добавить головной боли любимейшему Министерству. Эти enfants terribles были даже хуже, чем печально известные Вальпургиевы рыцари. С последними и то бороться было много проще. Авроры и хит-визарды не видели ничего предосудительного (даже наоборот) в том, чтобы отловить и отправить в Азкабан магов, которые угрожали их семьям и им самим в частности, а также стабильности страны вообще. А вот применять непопулярные меры к молодым и по большому счету ничего не соображающим юным согражданам, которых должно защищать, было куда как сложнее. И хотя мирные и не очень акции разгонялись жестко, нервы авроров постепенно начинали сдавать. Успешную борьбу на два фронта (защищать дома одних от вторжения других и при этом успевать защищаться самим) могла позволить себе только сильная страна, а Британия в последние годы обрюзгла и разленилась. Само появление любого рода революционных движений, да еще и разросшихся до таких масштабов, лишь подтверждает неприятный, но неоспоримый факт. Магическая Великобритания слаба как никогда раньше.  Поэтому протестующим и пошли на уступки, и когда те выдвинули своего кандидата, не посмели сказать слова против, не понимая, что мерлиновы детишки, которые уже имеют право голоса, отдадут их за Лавгуда из чувства противоречия. Пришлось запоздало и очень вяло отбиваться комендантским часом и законом о «собраниях, шествиях и демонстрациях», по которому все публичные мероприятия в Великобритании должны быть согласованы и одобрены Министерством Магии. Закручивание гаек продолжилось добавлением и принятием статьи о «публичном неповиновении властям», а также режимом хоть и негласной, но цензуры. Народу было предложено говорить о том, о чем имеет хоть какое-то представление. Политики и политологи на каждой кухне – это, конечно, смешно до колик, но не в нынешней ситуации.
− Возможно, Ваш муж хотел поделиться соображениями, касающимися недавно принятых законов, ограничивающих демонстрации нашей молодежи? – интересуется Ирма. – Или выступить перед теми, кто выдвинул его кандидатуру на пост Министра с каким-то заявлением? – миссис Блэк поднимает глаза и на всякий случай задает еще один вопрос: − А может, что-то из вышеперечисленного хотели сделать Вы?

+1

5

Беспорядков, значит….
Уже было почти привставшая со стула Ленора, напротив, укоренилась на нем поплотнее, суетливо поправив съехавшую на затылок шляпку. Подобные вопросы ничего радостного не предвещали. Более того, появление в этом кабинете Ирмы Блэк перестало казаться таким уж случайным. Нора никогда не интересовалась политикой, политиками и хитросплетениями тончайших веточек родовых древ магических семейств, но теперь стало предельно ясно, что отныне оное отсутствие интереса стало непозволительной роскошью. Ох, Ксено, Ксено, куда же мы вляпались…

Самым точным ответом на этот вопрос было бы «в свежую кучу драконьего дерьма», но времени думать про удобрения у Норы не было. Совсем не было. Сейчас она – не Ленора, сейчас она миссис Лавгуд. И не та, которую знают ее друзья, которую, шутя, окликают по мужниной фамилии, а другая, незнакомая. Потенциальная первая леди всея магического сообщества. И ситуация, в которой оная «леди» оказалась, умудрилась затронуть слишком много конфликтов – как внешних и всеизвестных, так и лично Нориных. Очень сложно разделять убеждения самого близкого тебе человека – и видеть, куда они ведут. Поддерживать их, потому что не можешь поступить иначе, изредка пытаясь донести всю опасность происходящего – и осознавать, что тебя не понимают, чуть ли не впервые за все время вашего знакомства. И стыдится, безмерно стыдится того, что не можешь так же просто, как он, верить и делать. И все. И точка. А на деле, вместо точки – куча сомнений, страхов и многоточий.
Но на всю эту моральнострадальческую чепухню у Норы времени тоже не было – о, слава потерянному пенсне Мерлина, что мысли умеют возникать и исчезать за доли секунды, зарываясь в подсознание до поры до времени. Куда бы они ни вляпались, конкретно сейчас она тут одна. И вести себя надо соответствующе. Впрочем, надо сделать не так уж и много…Надо вспомнить школу. Чем больше выставляешь напоказ наиболее легкомысленную и «безопасную» часть себя, тем меньше шанс, что увидят ту, другую. Спрятанную. Скрытую. За столько лет Ленора уже привыкла к тому, что ей не нужно «делить» себя. Но сейчас она – миссис Лавгуд, да? Можно и вспомнить былое. А поругать себя за то, какая она дура, что пришла сюда с наивной мыслью о том, что с нее максимум попробуют стрясти денег или запугать, можно и потом. Главное, сейчас ни на что не отвлекаться.

Беспорядков, значит….
Эти «беспорядки», как вы их называете, и не были таковыми до той пресловутой атаки, причем с вашей стороны. И до поры до времени не включали в себя даже требований, а до нынешней ситуации это дошло только из-за ужесточения мер опять же с вашей стороны. А теперь, после того, как за одно обвинение в участии в подобном людей могли повыкидывать с работ, спасибо «недавно принятым законам»… Хорошо, что в тот момент, как о них стало известно, он не мог «выступить» - слишком уж нецензурным это выступление бы вышло. Тонкие формулировки позволяют считать «собранием» или «шествием» любую компанию размером от 3-х человек, и не имеет значения, что оная компания делает – радостно что-то празднует или обсуждает правительство с неугодной ему стороны. Слишком удобные законы, больше похожие на «только дайте нам повод».

- Ох, но.. если бы Ксенофилиус хотел обсудить с мистером Шафиком подобные вопросы, он бы непременно пришел сюда сам. А он слишком занят сейчас – он там так много работает с этими бумагами, ну, как раз с теми, с новыми законами, - все с тем же отчасти потерянным выражением лица, Нора снова поправила шляпку, говоря явно слишком быстро и несвязно для того, чтобы ее слова выглядели продуманными.

А теперь вы намекаете, что для того, чтобы Ксено получил хотя бы минимальную поддержку от нынешней правящей верхушки – хотя какую поддержку, скорее, отсутствие активных подрывных действий и в его отношении, и в отношении всех наших людей – он должен выступить против тех, с кем он боролся против вас? Против своих же людей? Против своих же убеждений? Ох, он выступит, сразу после того, как вся команда закончит с подготовкой поправок к этим законам. А там будет и выступление – правильное, выверенно-эмоциональное, и направленное явно не на вас.

- Понимаете, я не думаю, что он захотел бы что-то говорить по этому поводу до того, как закончит… как они закончат… как эти бумаги наконец-то будут разобраны…
И еще лучше, чтобы подобное заявление сделала я, потому что эти люди и мои друзья, и меня они знают, и я была там же, с ними же? А внезапно сменившаяся точка зрения жены кандидата на пост премьер-министра вполне успешно «срежет» как минимум половину тех, кто готов за него проголосовать?
- И уж тем более будет совсем нехорошо с моей стороны, если что-то говорить буду я… Я далеко не так хорошо разбираюсь в политике, как Ксено, но ведь и не я же кандидат в премьер-министры, да? – она снова неловко заерзала под взглядом Madame de Fer. Играть смазанными, смятыми словами было достаточно сложно еще и потому, что необходимо было выдержать то же впечатление о себе, что сложилось в тот момент, когда сия дама Ленору впервые увидела – Нора предполагала, что это «впечатление по умолчанию» - то бишь «странная глуповатая девчонка» (должно быть, для Ирмы она все еще была девчонкой..). А уж к тому же выдать через это впечатление нужную толику нужной информации – ох как сейчас Нора не любила политику… И умных женщин.

- Впрочем, я уверена, что как только Ксе.. мистер Лавгуд завершит подготовку своей речи и разберется с бумагами, он с этой речью выступит… Ведь люди, что в него верят, этого ждут, так?

Отредактировано Lenora Lovegood (2015-02-23 21:19:35)

+2

6

Ирма искренне любила внимать пламенным агитационным речам. Пока слушаешь оные, есть время подумать о чем-то действительно полезном, как о пространном вечном (вроде бесконечной борьбы добра и зла), так и вполне конкретном суетном (вроде замены портьер в гостиной). Кроме того, в девяти из десяти случаев, миссис Блэк могла с поразительной точностью воспроизвести монолог по отдельным, прорывавшимся сквозь броню безразличия и равнодушия словам и словосочетаниям, коим удавалось коснуться её слуха, при всем при этом сохраняя на лице выражение сдержанной внимательности и заинтересованности. Что касалось этого конкретного случая, то о содержании послания миссис Лавгуд также можно было догадаться. И начинать искренне сочувствовать и мадам Леноре и её супругу. Они даже не представляют, какие метаморфозы им предстоят в случае победы Лавгуда.
Во-первых, им придется потерять совесть. Потому что это – первое, с чем приходится расставаться политикам. Означенное чувство рано или поздно (скорее рано в случае получения кресла Министра Магии) становится ненужным грузом, от которого следует незамедлительно избавиться и не вспоминать даже о существовании оного. Когда речь идет об общем благе, к которому на всех парах устремляется колесница, управляемая твердой рукой правительства, просто нет времени задумываться о том, чтобы притормозить перед теми, кто возникает на её пути. Если преградившему дорогу не хватает ума уйти с неё, он должен понимать, чем это может для него закончиться. Нет, разумеется, о несчастных и павших будут скорбеть, когда колесница во всем своем сиянии и великолепии наконец достигнет пункта назначения, но это не отменяет того, что перед этим, их без особых сожалений переедут. Истинные идеалисты живут недолго. Лавгуды ими определенно были. А значит, их попытаются убрать как можно более эффектно и эффективно. У самой ведьмы имелся приличный опыт проворачивания подобных дел, притом побывать женщина успела по обе стороны баррикад − и жертвой, и охотником.
«Гиппогриф тебя возьми…» − пронеслось в мыслях, столь стремительно, что на мгновение Ирма растеряла концентрацию. Оная была возвращена, однако, перемены скорее всего были замечены потенциальной первой леди, уже закончившей свою речь.
− Вне всяких сомнений, − отчеканила мадам Блэк. – Скажите, миссис Лавгуд, ранее Вы посещали Министерство по приглашению заместителя главы магического правопорядка? Беседы с некоторыми моими коллегами могут быть весьма утомительными, поэтому, многие оттягивают момент встречи лицом к лицу насколько это возможно и позволительно, игнорируя настойчивые извещения и приглашения. Никого не могу в этом винить, − продолжает мадам Блэк. – Разговора с мистером Шафиком у Вас не вышло, верно?
Итак, если девочка не в первый раз приходила сюда и никого не застав, отбывала в конце концов восвояси, значит, паршивец не просто рассчитывал, но точно знал, что Ленора и Ирма когда-нибудь встретятся в его кабинете. И вопрос, зачем, был явно лишним. Чтобы Блэк оценила степень угрозы и помогла в устранении оной. Какую выгоду он получил бы с этого (наличие таковой не ставилось под сомнение), никому так и не дано будет узнать, потому что никакой выгоды получено не будет. Если и было нечто, выводящее женщину из равновесия, то это любая форма давления, не важно, скрытого или прямого. Она не любит подчиняться, зато любит подчинять других. Болезненный урок, который заместителю главы магического правопорядка, предстоит усвоить. При условии положительного ответа юной леди, разумеется.
«Или у меня разыгралась паранойя», − думается ведьме, ожидающей ответа миссис Лавгуд. Что ж, даже если и так, лучше бы девочке ответить честно, иначе придется отпаивать её чаем с сывороткой правды или запечатать дверь заклятьем Коллопортус и воспользоваться легилименцией, а после – вычистить все воспоминания о произошедшим в этих стенах. Наверняка это будет не самое отвратительное, что им пришлось увидеть за срок столь долгий. Потому как вполне возможно, вскоре этим молчаливым свидетелям придется лицезреть бездыханное тело нынешнего хозяина сего кабинета. В конце концов, он не может не понимать, что дорога к власти вымощена лицемерием и несчастными случаями.

+1


Вы здесь » Momento Amore Non Belli » Архив незавершенных отыгрышей » Хитрость на усмотрение


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC