Momento Amore Non Belli

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Momento Amore Non Belli » Архив незавершенных отыгрышей » "Вот так все и начинается" ©


"Вот так все и начинается" ©

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

"– Так и бывает, – серьезно, без обычной иронии, ответил Солнце, – смерть стоит перед твоим лицом, а тут вдруг приходит любовь. И так страшно хочется жить... Очень хочется, – с болью выдохнул Солнце и тут же продолжил снова легко и безмятежно, – но смерть – такая штука. С ней не поспоришь." ©



Произошла эта история весенним утром 1979-го в Лондоне, в старом, вечно закрытом на ремонт универмаге, который по совместительству был самым большим магическим госпиталем во всей Магической Британии.

0

2

Девушка спешила. Стук ее невысоких каблучков звонко бился о стены пустынного коридора, в руках леди несла стопку обветшалых папок. Собрание уже началось, а встретившийся ей в коридоре, Крауч отправил ее за какими-то личными бумагами, которые и авроров-то не касались, словно какого-то секретаря! Да еще назвал "Мисс Мэрилон"..! Мог бы еще кофе попросить, чего мелочиться! Поглощенная своим праведным негодованием, резко повернув за угол, она налетела на спешившего ей навстречу низкорослого старичка, который не моргнув и глазом умчался дальше, оставив ее в пустом коридоре среди вороха рассыпанных бумаг. С тихими проклятьями она принялась собирать документы, а когда выпрямилась, перед ней стоял невесть откуда взявшийся, высокий парень. Он  протягивал девушке последнюю, недостающую в ее руках, папку и широко улыбался. Наверное, все это время был здесь и слышал ее чертыханья, - додумала девушка, но злится на него и даже на Крауча и того торопыгу ей вдруг расхотелось.
- Вот так все и начинается... - сказал он, все еще улыбаясь.
Леди удивленно посмотрела на него, дескать "Что начинается?", но он подмигнул ей и зашагал дальше.

Стайка весело щебечущих девушек из аврората медленно продвигалась в очереди министерского кафе. Вот до них дошла очередь, наконец, дородный волшебник из отдела спорта перестал метаться между кексом и пудингом, и удалился от кассы с подносом, на котором лежало и то, и другое. Невысокая девушка облегченно вздохнула и открыла было рот, чтобы озвучить свой заказ, но внезапно выросший рядом юноша, бесцеремонно влез без очереди и перебил ее.
- Двенадцать кексов. - лучезарно улыбнулся он ведьме за кассой и та залилась румянцем, - Спецзаказ, - пояснил он игриво, игнорируя возмущенный ропот очереди.
- Счастливчик, как раз двенадцать последних. - кокетливо улыбаясь, сказала ведьма, складывая ему их в бумажный пакет.
- Это у вас рука легкая.
- Скажешь тоже, Вилли!
Не утруждаясь благодарностями перед кассиршей и объяснениями перед девушками, перед которыми столь бессовестно влез, юноша подхватил пакет и улыбнувшись старой знакомой, имеющей привычку сорить бумагами, снова ей подмигнул, за мгновенье до того, как направился к выходу. Провожая его не самым довольным взглядом, она произнесла про себя, пробуя на вкус: "Вилли...", и тут же встретилась с мигом похолодевшим взглядом кассирши.

В конце рабочего дня в министерских лифтах не протолкнуться. Юная волшебница была буквально зажата между двумя рослыми обливиаторами. Потому когда ее ручка невольно взметнулась к шее, один из них недовольно поерзал, переступая с ноги на ногу. Коротко извинившись, она опустила руку, но тут же снова почувствовала это. Легкое дуновение воздуха на шее. Она обернулась и увидела уже хорошо знакомого ей типа. Который, надо отметить, отвернулся и смотрел совсем в другую сторону, словно мальчишка, только что незаметно дернувший за косичку соседку по парте.
- Вы?!
- Я, - безмятежно улыбнулся он, встретившись с ней взглядом.
От его невозмутимости она почти поперхнулась своими удивлением и возмущением.
- Вот все и началось...
Звякнул колокольчик, известивший о том, что они добрались до третьего этажа и доли секунды, в которую ее оттеснили в сторону обливиаторы, выпускавшие из лифта кучку трудяг, хватило, чтобы потерять его из виду. Но когда двери захлопнулись, и она снова обернулась, обнаружила, что в лифте его уже нет.

Еще несколько раз она видела его в Министерской толпе. Когда шла утром на работу, а он стоял в стороне с какими-нибудь волшебниками. Он всегда отвлекался от собеседников и провожал ее взглядом. Каким-то уверенным, насмешливым и даже нахальным, но в то же время неизменно добрым. Однажды она видела, как он задумчиво мерил шагами ограждение золотого фонтана в атриуме. И без того очень высокий, он возвышался над потоком спешащих на работу людей. Он всегда выделялся. Ростом, одеждой (В толпе магов, затянутых в форменные мантии своих департаментов, он расхаживал в огромных рубашках и маггловских джинсах, не оставляя шанса определить его место работы), пышной копной соломенных вихров и своей безмятежной улыбкой. И поведением. На ограждение знаменитого фонтана, символизирующего дружбу магов с другими волшебными расами, маги даже не садились. А он прогуливался по нему, словно по лестнице. Порой она встречала его несколько дней подряд, а потом он пропадал на несколько недель и в утреннем атриуме, кишащем народом, сразу становилось как-то пусто.

Стены здесь занимали говорливые портреты и двери в палаты. В коридорах госпиталя на каждом этаже было всего по два окна в двух концах. Отделение недугов от заклятий не было исключением. На одном таком, в восточной стороне восседал высокий юноша, облаченный в канареечный халат. Солнце, находящееся точно за его головой, путалось в его длинных кудрях цвета пшеницы. От него тянулась длинная и причудливая вихрастая тень на полкоридора, но не замечая этой соседки, он довольно жмурился, глядя в окно.

+1

3

Весна в этом году выдалась ранняя и дружная- на дворе только середина апреля,  а  солнышко припекает всё теплее и теплее, деревья в нежной, салатовой зелени, а уж как пахнет свежестью и теплом на улицах!  И вдвойне обидно, что угораздило в такую прекрасную погоду, когда хочется гулять допоздна, дурачиться и просто ощущать себя юной и беззаботной девчонкой, угодить в клинику св. Мунго как минимум дней на пять, а то и на всю неделю.  Но аврору Марлен Маккиннон как раз и « посчастливилось»  попасть в число пациентов клиники не далее как позавчера,  после очередного рейда, направленного против Пожирателей Смерти, напавших на мирный магловский квартал.  Работа аврора, конечно, предполагает риск, и не впервой Марли было становиться пациенткой этого лечебного учреждения, но ведь как глупо позавчера  попалась, даже вспоминать стыдно!  Решила, называется, помочь сражающемуся бок о бок с нею Боунсу, отбила летящее в него заклинание какого- то бугая, а про то, что она сама едва ли  менее лакомая для противников мишень, и забыла благополучно Поэтому  и не заметала, как какай- то совсем неприметный на первый взгляд маг выстрелил в неё банальным оглушающим заклинанием, получившимся отчего- то очень сильным,  да ещё и упала она тогда крайне « удачно»- прямиком на твёрдые камни мостовой головой.  И в том, что в клинике, куда доставили Марли коллеги- товарищи,  диагностировали сотрясение мозга и настоятельно порекомендовали остаться под наблюдением врачей,  ничего удивительного девушка не видела, но менее обидным вынужденное нахождение в больничных стенах не становилось.   И, главное, -чем заниматься целыми днями, как убить время, которое здесь, кажется, тянется вдвое медленнее, чем там, за пределами клиники?! Конечно, и друзья, и коллеги забегают навещать,  вот только вчера Доркас и Эммелина сидели с ней почти до окончания времени посещений, принесли вкусненького, книг и просто старались развеселить, но в остальное время Марли просто изнывала от скуки и безделья,  всерьёз подумывая уговорить лечащего целителя  выписать её отсюда пораньше отлёживаться дома.  Но сейчас о выписке даже заикаться пока рано, да и самочувствие, Марлен сама это признавало, у неё не лучшее- видимо,  капитально приложило её этим оглушающим, раз и головная боль, и тошнота несмотря ни на какие зелья пропадать никуда упорно не желали. Поэтому и оставалось лишь лежать с книжкой на кровати, гулять по коридору отделения да перебрасываться ничего не значащими фразами с пробегающими мимо стажёрами да молоденькими медсёстрами.   
      Сидя на широком подоконнике  в начале коридора,  Марли пыталась читать новенький модный роман, принесённый вчера девчонками, но как- то не особенно получалось вдуматься в смысл написанного, очень уж далеко от книги были мысли девушки. В руках у неё было большое красное яблоко, прихваченное из палаты, волосы собраны в высокий хвост, домашние тапки, джинсы и футболка - вполне себе традиционный вид для пациентки клиники, не правда ли?  Неожиданно рядом раздался старческий голос:
-  Ах, душечка, как хорошо, что я вас встретила!  Я вам сейчас дорасскажу о своих недугах, вы ведь так внимательно вчера меня слушали, милочка!
     Едва сдерживаясь, чтобы не  застонать, Марли оторвала взгляд от книги и постаралась как можно вежливее улыбнуться  пожилой миссис Смит- эта пожилая дама из соседней палаты ещё вчера здорово замучила её своими рассказами о постигших её недугах, а сейчас, кажется, намечается продолжение этого испытания.  Но в данный момент никакого желания изображать из себя внимательную слушательницу, поддакивать и сочувственно вздыхать у Марли не возникало, поэтому с вежливой улыбкой она поспешила ответить:
- Прошу прощения, миссис Смит, но я не очень хорошо себя чувствую, пожалуй, пойду полежу немного.
    Не дожидаясь даже реакции старушки, Маккиннон подхватили книгу, слезла с подоконника и направилась в противоположную сторону коридора. Конечно, ни в какую палату возвращаться она не собиралась, а лишь улизнула под этим предлогом от пожилой леди, на самом деле планируя просто перебраться на подоконник в другом конце отделения, куда болтливая дама наверняка уж не доберётся. Только вот заветный подоконник оказался уже занят каким- то высоким юношей, сидящем к Маккинон спиной. Впрочем, особенно Марли этот факт не смутил- лучше уж  набиться в соседки к этому незнакомому магу, чем терпеть болтовню миссис Смит.  Поэтому девушка, недолго думая, уселась рядом и тактично поинтересовалась:
- Не помешаю вам?
   Юноша развернулся наконец лицом, и Марли от изумления чуть не свалилась с подоконника - да ведь она же знает его, они пересекались в Министерстве и имя этого типа, как она припоминала, Вилли.  Память услужливо воскресило первую встречу, когда этот парень помог ей собрать те злосчастные бумаги несносного мистера Крауча,  потом ситуация в кафе, закончившиеся тем, что Марли осталась по его милости без заветного кекса на ланч, и,  наконец, озорное дуновение ей в шею в переполненном лифте… Кажется, именно после последнего случая Марли поняла, что этот тип ей определённо нравится, даже несмотря на нагловатое поведение, и подсознательно начала искать глазами его физиономию каждый день  в коридорах Министерства, отчего- то искренне огорчаясь, когда не натыкалась взглядом на долговязую фигуру. Ну а сейчас он сидел рядом, возвышаясь над миниатюрной Маккиннон словно гора, и Марлен вдруг почувствовала,как мучительно краснеет- вот ведь он, шанс наконец познакомиться нормально с данным юношей, раз уж судьбе было угодно и здесь, в клинике, их столкнуть. Постаравшись спрятать легкое смущение и удивление за беззаботной улыбкой, девушка хмыкнула:
- Неожиданная встреча, не так ли?
   Отчего- то возникло желание узнать поближе этого непонятного, притягательного чем- то для неё мужчину, так что даже книга в руках благополучно забылась- не до неё сейчас, честное слово.

Отредактировано Marlene McKinnon (2012-07-30 10:46:30)

+1

4

Все знают, что земля круглая. Хотя в шесть лет я придумал свою теорию пирамиды из магической живности, на которых лежит кусок скалы, служащий нам землей под ногами, и заставил поверить в это пару маленьких мальчишек. Все знают, что за горизонтом мир не обрывается в небытие, а продолжается, и если следовать туда, рано или поздно окажешься там, где был. Но зачем тебе следовать туда, где ты уже и так есть?! Я не мечтал обогнуть земной шар. Но мне всегда отчаянно хотелось заглянуть за горизонт, чтобы увидеть хоть на крохотный клочок моря или суши больше, чем видят с моего места все остальные. Я прыгал и тянул шею, забирался на холмы, что находились на нашем побережье.  По морскому горизонту невозможно было определить, увидел ли ты дальше прежнего, но я в это верил и этого было достаточно.
Когда мы переехали, морские дали остались в Нэрне, и я выдумал себе новую игру. Солнце всегда садилось в конце главной улицы, а я бежал за ним, не позволяя ему это сделать. Воображал, что если добегу до какой-то особенной точки, то Солнце проиграет и больше никогда не сможет сесть.

Найти горизонт в городских застройках - задача непосильная. Сидя на подоконнике магического госпиталя, он видел вереницу крыш, редкие макушки деревьев и одну из башенок моста в просвете между зданиями. Но видишь ты его или нет, горизонт всегда на своем месте. И с некоторых пор заглядывать за него Вилли уже не хотел. Он смотрел, не моргая, вдаль, куда-то сквозь все эти дома, и слабо, с едва заметной печалью, улыбался каким-то только своим мыслям.
Когда девушка присела рядом с ним, он не взглянул на нее, но уголки губ его дрогнули в теплой улыбке, а голубые глаза снова заискрились привычным озорством.
- Не помешаю Вам?
Вилли неспешно повернул голову и окинул девушку изучающим, насмешливым взглядом.
- Нет, - улыбнулся он, чуть мотнув головой.
Для целителя в нем было слишком много этой нарочитой размеренности. Он неспешно говорил, двигался. И сидел на окне в разгар своего рабочего дня. Его неспешность словно была бунтом против суетливости мира и окружающих. Людям, оказавшимся с ним рядом, невольно приходилось сбавлять и свои темпы. В нем не  было медлительности, только какое-то по-детски хулиганское пренебрежение к мирской суете.
- Неожиданная встреча, не так ли?
Несколько секунд он смотрел ей в глаза, без каких-либо зазрений совести усмехаясь над тем, как она заливается румянцем. Впрочем, практика все больше показывала, что нет у него совести.
- Нет, - повторил он с той же интонацией, что и прежде. Только слабо усмехнулся, глядя ей в глаза и чуть щурясь от солнца.
Заставить его отвести взгляд заставил невысокий волшебник, бодро подошедший к ним.
- Прошу прощения, сэр! Вы ведь целитель...?! - не дождавшись ответа, он принялся излиять свои недуги, которые, по его словам, появились лишь после употребления местной пищи.
- Настой из пиявок. - спокойно сообщил юноша в желтом халате, - По две ложки каждые сорок пять минут.
- Настой из..?!
- Пиявок. - повторил юноша тем же преисполненным уверенности голосом.
- Разумеется...пиявок... - обескуражено повторил сникший пациент, печально удаляясь.

+1

5

Солнце заливало подоконник мягким, тёплым светом, в окошко стучались листвой какие- то деревья ( Марли, откровенно  говоря, не больно- то в них разбиралась, но навскидку они очень смахивали на липы). Мимо то пробегали по своим делам целители разного возраста и пола, то неспешно, прогулочным шагом, шествовали такие же, как она сама, пациенты больницы.   Но в данный момент Маккиннон не обращала, по правде  сказать, на пейзаж за окном и больничную суету  особого внимания, поскольку внимание её занимал сидящий сейчас рядом молодой человек.  Удивительно, но обычно весьма смелая,  даже резкая порою и уж точно не считающая себя жеманной барышней, Марлен сейчас  явственно ощущала, как краснеет под  пристальным, немного бесцеремонным, но  в то же время тёплым и симпатизирующим, что ли, взглядом.  Какой-то уверенность, силой и спокойствием веяло от этого незнакомого юноши, так, что Марли даже сама не заметила, как подвинулась к нему чуть ближе и в ответ смело взглянула в его глаза. Что ж, самоуверенности и  даже наглости у этого типа, похоже,  вполне хватало,  и это немало порадовало Марлен- самой ей скромные и робкие « маменькины сынки» никогда не нравились, как мужчины, честно говоря. Зато к вот таким ярким и незаурядным личностям,  как юноша рядом, её всегда влекло, как магнитом,  поэтому Маккиннон явственно чувствовало- нес проста, ой, неспроста опять этот парень попадается ей не пути, а раз уж такой случай, то стоит завязать знакомство.
      Поудобнее устроившись на подоконнике и беззаботно болтая ногами, Марлен наконец подняла взгляд и изучающе посмотрела на юношу( что далось ей, кстати, весьма нелегко, учитывая разницу в росте),  словно мстя за то, что тот не менее пристально наблюдал за ней. Что ж, объективно говоря, незнакомец был  вполне себе хорош собой, по крайней мере, вполне во вкусе самой Марли.  Решив, что настала пора проявить и самой инициативу, Маккиннон весело подмигнула ему со словами:
- Ну что, так и будем молчать, или всё- таки хотя бы познакомимся для приличия? Меня, к примеру, зовут Марлен Маккиннон, но можно просто Марли.
      О том, что имя своего собеседника( или его сокращённый вариант, по крайней мере),  она знает, Марли решила промолчать по нескольким причинам. Во- первых, не очень удобно будет потом объяснять, а с чего этот она запомнила его имя при встрече в буфете, а во- вторых,  назвать его сокращённо Вилли как- то не очень прилично, а полного варианта имени этого типа она не знает.  Поэтому Марлен рассудила, что разумнее будет подождать, пока незнакомец всё- таки представится сам.
      Тем временем к собеседнику Марли пристал с вопросом какой- то приземистый маг, сосредоточенно   описывающий мучающие его симптомы.И тут только до Марлен дошло, что этот молодой человек наряжен в халат целителя и, по всей видимости, работает в клинике св. Мунго.  Такой вывод немало порадовал девушку, кстати говоря, по одной простой причине-  ежели незнакомец и впрямь трудится в этой клинике, то стоит ей просто попросить кого- нибудь из многочисленных подруг- приятельниц рассказать о нём немного, и тут же к её услугам будет полнейшее досье на этого типа.  Тонко улыбнувшись, Марли вполуха прислушивалась к беседе, происходящей в непосредственной близости, и рекомендации незнакомца немного насторожили её. Конечно, она не эксперт по части лечения, но что- то странным показалось ей  в словах про настой из пиявки. Поэтому, дождавшись, когда пациент   откочует дольше по своим делам, Марли весело хихикнула:
- Распугиваем пациентов при помощи оригинальных методов мечения, не так ли?

+1

6

- С тобой все в порядке?
- Да, - превозмогая боль, произносит он, - Я всегда на этом углу улицы так делаю.
- С сердцем что-то не так?
- Ага. Слишком большое...

Марина будет не рада, обнаружив свой халат, которого наверняка уже хватилась. Тем более, обнаружив его после удивительной метаморфозы, сделавшей его почти в два раза больше. О, она найдет для него слова, его славная сестра.
- Не делай ничего ради чужих приличий - улыбается он, щурясь не то от солнца, не то от удовольствия, и чуть подавшись вперед, тихо договаривает, словно сообщая большую тайну:
- Делай то, что хочется Тебе...
Она улыбается и уголки его губ тоже невольно взлетают вверх. Он не спешит отстраняться, и пристально смотрит ей в глаза.
Эта весна совершенно особенная. Старик Лондон забыл, что он город дождей и туманов, греется на солнце и разве что не мурлычет от удовольствия. Всюду всплесками яркие краски, первые цветы, бесконечная зелень лужаек, и даже вековые мостовые залиты желтым солнечным светом. Такому волшебству не обучают в Хогвартсе.
- Меня обычно зовут Воробьем. - негромко сообщает он.
Вилли любил все времена года. Весну за первую зелень и шумные грозы, от которых дрожат в окнах стекла, лето за тепло и океан, на берегу которого они сутками торчали в Нэрне, осень за яркую листву и запах яблок, зиму за белоснежные хлопья снега и узоры на окнах ранним утром, за Рождество. Уиллард Нэрн мог сколько угодно производить впечатление непроницаемого скептика, которого ничем не возможно удивить, тем же временем всегда оставаясь большим ребенком, умеющим искренне радоваться любой ерунде. Он находил красоту в незамеченных другими мелочах и превращал в приключения любые обыденности. Вилли Нэрн любил жить. И только в этом своем стремлении он был жадным. Он не мог надышаться миром вокруг и не терпел будничности. В рутине будней он бился, словно птаха, угодившая в силки. Одному Мерлину известно, как усидел он семь лет в школе. Он снова и снова ждал новый день, утрачивая всякий интерес, едва загадочное и неизведанное Завтра обращалось в понятное и близкое Сегодня. Он подгонял жизнь и она преподала ему жестокий урок, срезав крылья в разгар долгожданного полета. Вилли Нэрн летел к земле. Летел...Кажется, так называют падение оптимисты?!

Он через боль в глазах улыбается. Мужчина напротив был бы рад, да не выходит.
- Не вышло, да?!
- Прости...
- Брось! - усмехается юноша, - Это я отнял у тебя время.
- Марина знает?
- Нет, - улыбается юноша вдруг искренне и тепло. Взгляд его мигом утрачивает прежнюю горечь.
- Это твое дело и... - начинает было мужчина, но парень заведомо знает, о чем речь.
- Верно. Мое дело. - не зло осекает он волшебника.
- Вероятно, мне не следует ей ничего говорить?! - произносит целитель вслух свою догадку, которая очевидна, не требует ответа и надежнее всех клятв и непреложных обетов.

Шутка кажется девушке забавной. Он усмехается в ответ на ее вопрос.
- Да-а... - тянет он, но улыбка мгновенно сходит с его лица.
- Ты находишь это забавным? - вдруг строго спрашивает он. - Ты знаешь что лечат настоем из пиявок? А если он ядовит и этот парень умрет?
Речь его неспешна, его лицо не выражает ровным счетом ничего, ни злости, ни раздражения. Но не осталось на нем и тени того беззаботного веселья, с которым он снабжал пациента ценными указаниями.
- ...Где твоя гражданская сознательность? Я только что отправил его на верную смерть, а ты меня не остановила. Теперь тебе придется жить со знанием того, что ты оставила его детей сиротами.
Он испытывающе смотрит ей в глаза, ожидая ответа. Мрачные речи его в такой чудный, солнечный день режут слух и кажутся шуткой. Конечно шуткой. Кто станет говорить о смерти в такую погоду?!

0

7

Улыбка на лице парня становилась всё шире и шире- похоже, общество Марлен было ему по крайней мере не неприятно.   Распустив волосы, поскольку от заколки всё таки начала немного болеть голова, Марлен даже и не подумала отодвинуться или как- то одёрнуть нового знакомого, когда он практически вплотную приблизился к ней, так, что на щеке даже можно было почувствовать его горячее дыхание. Философия, высказанная им буквально в нескольких фразах, заставила брови Марлен удивлённо взлететь вверх- а ведь этот тип чем- то на неё саму похож, раз уж точка зрения  на людское мнение у них совпадает!  Звонко рассмеявшись, так, что несколько пробегающих по коридору молоденьких целителей с лёгким недоумением покосились на неё, Марлен заправила прядку волос за ухо со словами:
- А что, мы уже перешли на «ты»?  Меня мнение других людей тоже не очень волнует, просто я хочу познакомиться с тобой, раз уж мы и здесь столкнулись.
    Уже произнеся последние слова, Маккиннон мысленно обручала себя - ну вот, выдала свой интерес к этому парню, а зачем, спрашивается?  Сколько раз ведь ей более опытные подруги говорили, что нельзя вот так сразу демонстрировать свой интерес к любому представителю сильного пола, мужчины они ведь как хищники, предпочитают «охотиться»  на женщин, добиваясь их внимания и благосклонности.  Но сделанного, как говорится, не воротишь, поэтому Марлен, чтобы просто отвлечься немного, вновь  окинула нового знакомого пристальным взглядом. И в глаза ей бросилась одна неприметная, на первый взгляд, деталь- халат- то на её собеседнике немного ему маловат, а значит, явно снят с чужого плеча.   Хихикнув,  Марлен с абсолютно невинной мордочкой поинтересовалась:
- А халат- то у тебя явно не твой, что же ты с его истинным владельцем сделал?
    Тут молодой человек наконец представился, и Марлен едва подавила в себе желание расхохотаться -   менее подходящее ему, по внешним признакам, прозвище, чем Воробей, вряд ли можно себе даже в мыслях представить!  Воробей ведь небольшая, юркая птичка, а этот молодой человек и ростом очень высокий, и долговязый к тому же. Скорее уж, логичнее каким-нибудь Страусом или Жирафом назвать его было бы. Но свои измышления по этому поводу Марлен благоразумно сдержала при себе, ограничившись лишь вежливым:
- Очень приятно, значит, будем знакомы! Необычное у тебя прозвище, но мне нравится.
              Деланно- строгая  отповедь от юноши заставила Марлен лишь улыбнуться ещё шире- похоже, чувства юмора парень не лишён, а это качество девушка превыше всего ценила в людях, раз уж сама отличалась довольно острым  язычком и склонность любые, даже самые серьёзные вещи, как- то незаметно переводить в шутку.  Наклонившись ближе к уху нового знакомого, она с усмешкой сообщила:
- Знаешь, я, конечно,  в зельеварении и колдомедицине не очень хорошо разбираюсь, но из школьного курса кое- то ещё помню, в частности,  то, что никаких ядов из пиявок сварить при всём желании невозможно.
    Откуда- то возникло желание поддразнить, подзадорить  молодого человека,  поэтому буквально через секунду Марлен с хитроватой улыбкой добавила:
- И кто тебе вообще сказал, что у меня имеется в наличии гражданская сознательность и совесть?  Я ведь аврор, а у нашего брата совесть и умение быть сентиментальным давно уже атрофировались за ненадобностью, за редчайшим исключением.

+1

8

Он с любопытством наблюдает за ней. Как-то по-птичьи, одним глазом. Не скрывает нахальной ухмылки и вовсе отворачивается, когда леди начинает производить манипуляции со своими волосами, чтобы скрыть смешок. Подобные прихорашивания прекрасного пола всегда его забавляли. Он лишь бегло бросает взгляд на результаты ее стараний.
- А разве мы были на Вы?! - невозмутимо парирует он и отворачивается, чтобы вновь устремить свой взор на ясное небо.
И не насмотреться. Чушь и вздор, что ничего не жаль. Вся эта история впервые в жизни сделал его жадным. До впечателений, эмоций и чувств, запахов и воспоминаний. Сколько бы ни было их впереди, будет недостаточно. И это даже не обескураживает. Злит.
- Столкнулись?! - произносит он удивленно, несколько отрешенно, и совсем чуть-чуть утвердительно, - Мне казалось, я никуда не направлялся....- обращается он словно бы к самому себе, но губы его кривит самодовольная, хитрая улыбка, - но теперь, очевидно, и правда придется знакомиться. Что же нам для этого, по-твоему, нужно?
Он оборачивается на хлопнувшую позади дверь. Стайка хохочущих медсестер выпорхнула из одного из местных помещений. Он провожает их взглядом, и на первый взгляд, пропускает мимо ушей ее замечание о халате. Однако, мгновение спустя встречается с ней совершенно серьезным взором васильковых глаз.
- А разве истинный владелец этой собственности госпиталя - подчеркивает он, - не мог одолжить мне его просто так, по доброте душевной?! Может быть, я замерзал?!
Истиный владелец был самым лучшим его другом, сколько Вилли себя помнил. Верным сообщником и почти рыцарем в сверкающих доспехах. Прекрасное это благородное создание спасло его когда-то и от этого самого желтого одеяния. Самоотверженно, себя не пощадив,  отдав за Вилли долг принципиальным их предкам, которым нужен был отпрыск в качестве потомственного целителя любой ценой и свободолюбивого юнца эти самые предки отдали бы на заклание Гипократу и его последователям без сожалений и раздумий.
От мыслей об этой спасительнице, и о непривычных недомолвках, что настойчиво окутывали его последнее время, становится и вовсе тошно.
Воробей потирает переносицу. Чудовищный из него сейчас выходит собеседник для юной, очаровательной особы. Для того, чтобы "столкнуться" с ним, она, определенно, выбрала неудачное время. Но Вилли не верит в случайности...
- А ты пробовала? - заговорчески в тон ей шепчет он в ответ, растягивая губы в улыбке. Еще чуть-чуть и улыбка его, чего доброго, начнет выходить жутковатой.
- Авро-ор... - понимающе тянет он с плохо скрываемым разочарованием, - Что же в этом хорошего?! В отсутствии совести и сентиментальности?

+1

9

От того, как с плохо скрываемым смешком её собеседник  следит за тем, как Марли вынимает заколку из волос, девушке и самой захотелось рассмеяться тихонько. Неужели он всерьёз подумал, что это ради него, чтобы произвести впечатление она прихорашивает? Знал бы этот юноша, как ненавидела всегда Марли эти женские уловки и штучки, призванные очаровывать противоположный пол, в жизни бы не подумал такого. Хотя, он же не в курсе, что Марлен – барышня не самая простая и с детства поведением и нравом скорее напоминает сорванца – мальчишку.
- Вежливые люди по умолчанию всегда обращаются друг к друга на «вы» при знакомстве. Впрочем, я и сама этого чопорного выкания не люблю, если уж честно.
Взгляд юноши неожиданно переместился на ясное, солнечное небо за окошком. И Марли с удивлением поняла – да ведь её собеседник ещё и романтик, похоже, раз умеет так долго и вдохновенно смотреть на красоты природы. От его реплики девушка чуть улыбнулась и пожала плечами в ответ:
- Я просто удивилась тому, что мы и в Министерстве пересекались друг другом, и здесь умудрились встретиться. Если бы это была одна встреча, я бы сочла это случайностью, но раз уж такие встречи повторяются, стоит задуматься о том, что это неспроста. Или у тебя другое мнение по этому поводу?
Тонкий психологический ход, как раз из стиля тому, чему некогда учила Марли мама. Любимым выражением её было утверждение, что мужчины любят принимать решения сами и поэтому не стоит решать что – либо за них, а лучше дать возможность согласиться с мнением женщины или опровергнуть его, создавая видимость того, что принял решение сам мужчина. Конечно, собеседник Марлен юноша неординарный, но хоть в чём - то же он может быть похож на других представителей сильного пола? Кстати, о неординарности….  На вопрос о халате он среагировал с такой нарочитой серьёзностью, что Марли на секунду даже поверила было ему. И только потом сообразила – да как же можно согреться достаточно тонким халатом, который тепла не даёт? Да и весна за окном, тепло, замерзнуть при всём желании невозможно. Копируя нарочито – серьезный тон собеседника, Марли сообщила:
- Даа, в такую теплую погоду замерзнуть, конечно, очень легко, а тонкий халат прекрасно греет! Что – то мне подсказывает, что этот халат кого – то из твоих родственников. Вряд ли бы обычному пациенту или посетителю по доброте душевной выдали казённый халат, а на целителя ты ну никак не похож, мистер Воробей, он же Вилли.
Собеседник как будто немного задумался о чём – то своём, но не неловким и скомканным, а уютным и приятным было это молчание. Удивительно уверенно и спокойно чувствовала Марли себя рядом с этим юношей, будто знает его уже много лет, а не только что познакомилась. Будь Марлен романтичной девицей, грезящей о любви, уж конечно, она решила бы, что вот он, её принц на белом коне. Но в любой и прочие глупости бывшая гриффиндорка не особенно верила, поэтому чепухой такой и не собиралась забивать себе голову. Снова парень склонился к ней, и послышалась новая реплика. Чуть улыбнувшись, Марли покачала головой:
- С зельями я никогда не ладила, хорошо хоть на проходной балл в аврорат ЖАБА по ним сдала. Но даже моих элементарных знаний хватит, чтобы понять - из пиявок яда сварить нельзя. К тому же ты и не похож на отравителя, у тебя лицо доброе и открытое.
Совершенно неожиданно беззаботный облик парня вдруг испарился, плохо скрываемое  разочарование проскользнуло в его голосе. Что ж, ещё один представитель мужского пола, не понимающий, какого дементора она так гордится тем, что выполняет непростую работу аврора.  В какой – то мере это и понятно, всё – таки неженское это дело, воевать с тёмными магами и поддерживать порядок в стране.  И в хрупкой, миниатюрной девчонке тоже не сразу разглядишь мечтающую об этой профессии и выполняющую свою порою совсем нелёгкую работу с искренним удовольствием и воодушевлением,  живущую буквально своей службой. Но как же надоело Марли такое отношение мужчин к её работе, кто бы понимал это!  Взглянув юноше в глаза, Марлен негромко ответила:
-  Это моя работа, которую я люблю и которой занимаюсь с удовольствием. Знаю, скажешь сейчас, неженское это дело, или что – то ещё подобное, но я рада, что смогла стать аврором и своей профессией горжусь.

+1

10

Уиллард порой был несносным собеседником. Самым несносным, какого только можно было найти, кому бы и в каком помутнении рассудка не вздумалось устраивать подобные поиски. Он был нахален, расеян и невнимателен и пренебрегал основами вежливости. И Мерлин бы с ним, веди он себя так из не лишеного своего очарования простодушия или хотя бы, пребывая в расстроенных чувствах, это было бы сомнительным оправданием, но по крайней мере мотивом лучшим, чем шкодливые его настроения и упрямое пренебрежение общественными благами вроде вежливости.
Он отвлекся на прохожих за окном. На мысли о том, что, будучи не самой заурядной внешности, он восседает сейчас на окне пятиэтажного здания и остается совершенно невидимым для целых толп людей, прохаживающихся внизу туда-сюда, неизбежно мимо старого универмага и одного из самых удивительных мест Лондона. Они должны были бы счесть его удивительным, если бы знали, путь Куда преграждает нестареющий манекен в пыльной витрине. Он слышал, о чем она говорила. Слушал в полуха, конечно слушал, но воспользовавшись задумчивым своим видом, в котором пребывал последние пару минут, повернулся к ней с рассеянным:
- А? ..По поводу чего?
Но едва, после небольшой паузы, мимика на лице девушки готова была смениться на что-то, что послужило бы ему ответом и без слов, он вновь переключил свое внимание на пейзаж и крохотных человечков внизу.
- Не стоит прибеднять масштабы душевной доброты местных целителей. Я знаю парочку-другую, которые отдадут последнюю рубашку и все, что у них есть, любому, кого это сможет спасти. Если это столь важно, Этот халат я беззастенчиво украл. А еще я должен был стать целителем, и много людей очень расстроились, когда этого не произошло.
Порывшись в карманах, он выудил пачку сигарет и закурил, вновь пропустив мимо ушей ее рассуждения о роли пиявок в современном зельеварении. Зато он услышал про "доброе лицо" и усмехнулся.
- Откуда тебе знать?! - все еще не поворачиваясь, но улыбнувшись, отозвался он, - Я могу быть опасным типом, который пользуется вот такой открытой и...Доброй внешностью, чтобы забалтывать и очаровывать довречивых девочек вроде тебя, а потом украшать их живыми изваяниями садик в поместье любимой бабули, которуя я отравил еще в шестьдесят третьем в возрасте двенадцати лет из-за непреодолимых расхождений в музыкальных пристрастиях.
Он встретился с ней непроницаемым взглядом типа, который и вправду мог укокошить почтенную старушку и повел бровью.
- Не скажу, - ответил он, не скрывая смешка, - Хотя, очевидно, тебе лсьтит, когда тебе это говорят.

+1

11

Новый этап молчания длился довольно долго. Точно Марли, конечно, не замечала сколько, но как минимум, несколько минут её новый знакомый просто молча взирал за спешащих за окном прохожих. И Марлен, следуя его примеру, тоже разглядывала с высоты подоконника тех, кто проходил мимо окон клиники,  попутно тренируя на них свои дедуктивные способности. О, да, вот так разглядывать незнакомых людей незаметно для них, а потом мысленно рассуждать, выстраивая логические цепочки, есть ли у них семья, где они служат, какой факультет окончили и так далее, Марлен всегда любила. И сейчас не упустила шанса предаться любимому занятию, заодно тем самым и пытаясь обрести немного возмутившееся встречей с сидящим сейчас рядом кудрявым типом душевное равновесие.
Неожиданно собеседник о чём – то спросил её. С трудом оторвавшись от увлекательнейшего наблюдения за прохожими, Марлен улыбнулась:
- О том, что мы неслучайно встретились и здесь.
Следующий монолог Вилли оказался весьма длинным и пространным. Но слушала его Марли с немалым вниманием – всё – таки интересно же, вдруг да что – то новое узнает она о своём случайном знакомом? 
- О, нравы местных целителей мне знакомы, уж поверь!  Только вот, если бы замерзал ты, не халат бы тебе одолжили они, а тёплую кофту скорее, ну, или плед.
Наконец сквозь слова собеседника Марли уловила и некую новую информацию о нём! Так значит, этот парень должен был стать целителем? Это уже говорило о многом, в частности, о том, что он, скорее всего, родственник кому – то из персонала отделения. Иначе с чего бы ему говорить, что он обязательно должен был стать целителем? Только в случае, если в семье у них уже есть представили этой профессии, такое возможно.  И следующий жест юноши ещё больше убедил Марли в том, что рядом с ней сидит сейчас родственник кого – то из целителей – обычный посетитель или больной даже помыслить не мог о том, чтобы закурить прямо в коридоре, где сновали туда – люда работники отделения.  А если бы и изыскался такой смельчак, сию же секунду ему сделали бы строгое предупреждение и велели потушить сигарету и впредь курить только в специально отведённой курилке.
-  Ну, не украл, этого я не говорила, но вот позаимствовал без спроса на время – это в точку.  А кем же ты в итоге работаешь, чем занимаешься?
Неожиданно на глаза Марли попалась нашивка на халате юноши, на которое весьма отчетливо была выведена фамилия владельца этой униформы. И тут же что – то словно щёлкнуло в голове у девушки – каждый пациент отделения травм от заклинаний клиники св. Мунго прекрасно знал мисс Нэрн, заместителя главы этого отделения.  А раз юноша сидит благополучно в халате этой дамы, значит, он родственник ей, вероятнее всего, кстати, младший брат. Придя к такому умозаключению, Марлен усмехнулась:
- Не сильно ошибусь, если предположу, что ты – Нэрн, и твою сестру зовут Марина?
  И снова монолог Вилли, теперь уже Марли уверена почти была, Нэрна. На сей раз с изрядной долей юмора и насмешки – видимо, веселье у юноши этого просто в крови было.
- Каждый аврор немного психолог, без этого нельзя в нашей работе. И я чувствую, что ты – хороший и добрый человек, который на злые дела не способен.

+1

12

- А... - отозвался он многозначительно, не отрывая задумчивого взгляда от горизонта. Но в следующее мгновение в глазах его сверкнуло привычное озорство мальчишки, пропахшего когда-то всеми ветрами Шотландии.
- Ты не первая, кто меня преследует, - равнодушно пожал он плечами и избавился от окурка, пряча хитрый взгляд и усмешку.
Хотел бы он начать все сначала?! Это последнее, о чем стоило бы сейчас задумываться, и кареглазая как нельзя вовремя отвлекала его сейчас от всех неудачных мыслей. Смешная, говорливая девочка-аврор. Ей бы быть легкомысленной болтушкой и не знать войны, ей бы не латать раны после боя в этом месте, а пинать прошлогоднюю листву в парке в плаще цвета неуемной жизнерадостности.
Ей бы никогда не встречать его, с горькими его словами и глазами птицы в силках.
- Ужасные, скучные люди! - иронизирует он без тени эмоций в защиту колдомедиков, - ...Вы-то, авроры, и в целителях разбираетесь лучше прочих! - откровенно дразнит он ее.
Ему бы в Шотландию, в далекий, родной, сказочный Нэрн. Прочь отсюда, вспорхнуть с подоконника крохотной птицей и пока крылья не осыпятся прахом на ветру. До победного, до конца, и успеть к Рождеству. Просто домой...
У тебя есть дом, Кареглазая? Такой, где безумное семейство собирается пару раз в году на праздники?! Где пахнет жареными каштанами и яблочным пирогом?! И где носят самые глупые на свете...теплые кофты и пледы?!
И что-то саднит в глотке. И чертовски жаль чего-то столь неуловимого. Добрый, славный Ал был так расстроен. Зря только его втянул.
- Неужели это так важно? - с долей раздражения перебил он ее, когда бравый аврор добралась до Марины, - ...Разбирать людей по частям в первые пять минут знакомства. Это у тебя тоже аврорское или от любимой бабушки досталось?!
Он легко и грациозно для своего роста разворачивается и спрыгивает с подоконника. Оказавшись на ногах, будучи на фут выше, он нависает над девушкой.
- ...Ты хороший аврор? Авроры так много всего умеют, знают и делают..! А Ты?! Ты тоже так хороша?

+1


Вы здесь » Momento Amore Non Belli » Архив незавершенных отыгрышей » "Вот так все и начинается" ©


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC